Components

Grid List

Ожидаемые повышенния температуры, связанные с изменением климата, скорее всего, повлияют на темпы роста и другие биологические процессы.  Это может привести к изменению конкурентных условий для холодоадаптированных бактерий и бактерий, адаптированных к жизни в теплой воде (Børsheim and Drinkwater 2014). Следовательно, видовой состав бактериальных сообществ может также меняться по мере изменения температуры.

Баренцевоморским видам фитопланктона свойственна широкая межгодовая и географическая изменчивость характера распределения и численности. Тем не менее, общий годовой цикл развития относительно стабилен, несмотря на межгодовую изменчивость таких абиотических факторов, как температура. Сроки весеннего цветения отличаются год от года и главным образом зависят от степени стабилизации верхнего слоя водной толщи.

Средняя биомасса мезозоопланктона в норвежском секторе Баренцева моря была ниже долгосрочных средних показателей в августе и сентябре 2013 г. Показатели средней биомассы в данном районе в 2008—2012 гг. были относительно стабильны и слегка превышали 6,0 г сухого веса м-2, хотя в 2012 г. норвежские данные были менее достоверными. В 2013 г. наивысшая биомасса мезозоопланктона в норвежском секторе была отмечена к северо-востоку от Шпицбергена и в атлантических водных массах на юго-западе, где имеет место перенос зоопланктона из Норвежского моря в центральные и западные районы Баренцева моря.

Горизонтальное распределение мезозоопланктона в 2013 г. показано на рис. 4.3.2. Характер распределения практически не изменяется год от года, хотя район охвата съемки может отличаться. Крайне низкая биомасса была зафиксирована в центральных районах Баренцева моря. В самых западных районах к юго-востоку от о-ва Медвежий была зарегистрирована чуть более высокая биомасса зоопланктона, которая приблизительно равна отмеченной в 2009–2010 гг. Другой район с высокой массой мезозоопланктона находится в российском секторе Баренцева моря западнее Новой Земли и восточнее 25° в.д.

В ходе осенней донной траловой съемки 2011–2012 гг. ПИНРО были взяты пробы для подсчета предзимних скоплений эвфаузиид. В 2012 г. в некоторых районах было отмечено дальнейшее снижение численности эвфаузиид; в то же время в других районах их численность увеличилась. Тем не менее, численность эвфаузиид в целом оставалась выше среднемноголетних значений во всех районах Баренцева моря (Рис. 4.3.7).

В 2013 г. показатели оценки численности крупного студенистого зоопланктона были выше, чем в 2012 г. Центр его распространения и район с наивысшей биомассой в 2013 г. были расположены в центральной и юго-восточной частях Баренцева моря, что соответствовало результатам наблюдений с 2008 г. по настоящее время. В этот период район встречаемости медуз значительно пересекался с районами с низкой биомассой мезозоопланктона.

Бентос Баренцева моря насчитывает более 3050 видов беспозвоночных (Sirenko, 2001), и в его общей биомассе преобладают бореально-арктические виды. Районы с низкой численностью (менее 1000 экз/м2) и биомассой (менее 10–25 г/м2) бентоса обычно ограничены низинами и включают следующие глубоководные районы: Западный желоб (Bjørnøyrenna и Hopendypet на Рис. 4.3.11), район между Землей Франца-Иосифа и Новоземельским мелководьем, а также Центральную котловину (Øst bassenget sør на Рис. 4.3.11).

Баренцево море подвергается воздействию ряда факторов (Рис. 4.3.23), которые, как ожидается, окажут влияние на мегабентос. Данные факторы включают в себя: 1) чужеродного краба-стригуна, который может стать преобладающим видом в пределах постоянно расширяющегося ареала; 2) приток теплых атлантических вод в юго-западные и, вероятно, северо-западные районы, который может изменить

Мониторинг зообентоса на разрезе «Кольский меридиан» является одним из самых обширных исследований российской Арктики, результаты которого представлены во множестве публикаций. Данные исследования были начаты в начале XX века на Морской биологической станции в Александровской гавани Кольского залива. Современные исследования бентоса на разрезе «Кольский меридиан» проводились Мурманским морским биологическим институтом (ММБИ) с 1995 г. ПИНРО присоединился к программе мониторинга в 2003 г. и использует метод, аналогичный тому, что уже применяется для долгосрочного мониторинга. ПИНРО и ММБИ сотрудничают с 2010 г. с целью повышения регулярности сбора образцов, скорости обработки данных и точности таксономической идентификации.

Недавнее потепление океанов привело к распространению некоторых промысловых видов рыб на север. К их числу относится атлантическая треска (Gadus morhua), которая недавно была обнаружена к северу от 82º с.ш. на границе шельфа Баренцева моря и Северного Ледовитого океана (Johansen et al., 2013; Kjesbu et al., 2014).

В Баренцевом море обитает три вида зубаткок: полосатая зубатка (Anarhichas lupus), пятнистая зубатка (Anarhichas minor) и синяя зубатка (Anarhichas denticulatus). Численность и биомасса каждого из трех видов достаточно низка (Рис. 4.3.48), но они распространены по всей акватории моря. Величина запаса полосатой и пятнистой зубатки, рассчитанная методом площадей, достаточно стабильна с 2004 г. Запас синей зубатки изменялся от 35 000

Во время последнего теплого периода (1998 – 2012 гг.) наблюдались отчетливые тенденции изменения численности видов рыб, принадлежащих к различным зоогеографическим группам (Figure 4.3.54). Численность холодноводных видов рыб (арктических, преимущественно арктических и бореально-арктических) снизилась в период с 2000 по 2010 гг. Однако с 2010 г. наблюдалась небольшая тенденция к увеличению численности преимущественно арктических и бореально-арктических групп.

Оценка запаса сайды на 2013 г. не была принята МСИМ, однако ИМИ предоставил рекомендации по промыслу норвежским властям. В последние годы биомасса нерестового запаса сократилась, а промысловая смертность возросла. ОДУ на 2014 г. был установлен в размере 119 000 тонн в соответствии с национальными рекомендациями по промыслу, что на 15 % меньше, чем в 2013 г. (ICES AFWG, 2014).

Основываясь на последних оценках промысловой смертности и биомассы нерестового запаса, МСИМ считает, что запас путассу имеет полный репродуктивный потенциал и эксплуатируется рационально. Биомасса нерестового запаса достигла исторически максимального уровня в 2003 г. и затем снизилась, однако имеются признаки того, что биомасса нерестового запаса вновь увеличивается. В Баренцевом море не ведется промысел путассу, однако ОДУ устанавливается для всей Северо-Восточной Атлантики. Общий улов в 2012 г. был оценен в 384 000 тонн.

В настоящее время численность запаса сайки находится на низком уровне (Рис. 4.3.51). В Норвегии промышленный лов данного вида велся в 1970-х гг. Россия ведет относительно регулярный промысел популяции с 1970 г. Тем не менее, на протяжении многих лет промысел был крайне мал, и считается, что он практически не оказывал влияния на развитие популяции. Размер запаса измеряется акустическим методом с 1986 г., и за период наблюдений он колебался в диапазоне от 0,1 до 1,9 миллиона тонн.

В настоящее время в нерестовом запасе, оцениваемом в 5 миллионов тонн (по состоянию на 2013 г.), преобладают годовые классы 2002 и 2004 гг. Численность годовых классов 2005–2012 гг. находится на уровне ниже среднего, в то время как годового класса 2013 г. – на уровне около среднего. Считается, что численность сельди в Баренцевом море в 2014 г. соответствует среднему уровню.

Запас мойвы находится в стабильном состоянии с 2008 г. Нерестовый запас мойвы на 2014 г. был рассчитан на основе данных акустических съемок, проведенных в сентябре – октябре 2013 г., в сочетании с модельными оценками зрелости, роста и смертности (включая поедание треской). Данная модель учитывала неточности как в результатах съемок, так и в других исходных данных. При объеме уловов до 65 000 тонн (весной 2014 г.) вероятность того, что биомасса нерестового запаса опустится ниже 200 000 тонн, составляла менее 5 %.

Черный палтус широко распространен в Баренцевом море. Наибольшие уловы приходятся на области вдоль континентального склона, где находятся основные районы нереста (Рис 4.3.46). Молодь данной популяции обитает в северной и северо-восточной частях Баренцева моря (Рис. 4.3.46). Данный вид также имеет относительно большую численность в глубоководных каналах между мелководными промысловыми участками Баренцева моря (ICES AFWG, 2014).

На протяжении более 10 лет в Баренцевом море наблюдалось крайне низкое пополнение популяции окуня (Рис. 4.3.42); однако в последнее время были отмечены признаки улучшения ситуации. С учетом этого, важно предпринять меры по максимальной защите молоди данного вида, чтобы она не погибала в качестве прилова при любом из ведущихся промыслов, например, при промысле креветки в Баренцевом море и в районе Шпицбергена, где часто отмечается большое количество прилова молоди окуня (Figure 4.3.43). Данная мера позволит годовым классам, пополняющим популяцию, максимально способствовать ее восстановлению (ICES AFWG, 2014).

Основываясь на последних оценках биомассы нерестового запаса (Рис. 4.3.40), МСИМ считает, что запас имеет полный репродуктивный потенциал, но находится под угрозой нерациональной эксплуатации. На протяжении последних 10 лет промысловая смертность колебалась около значения FMSY (0,35), однако значительно возросла после 2010 г. и сейчас находится на уровне выше Fpa (осторожного уровня промысловой смертности). Очень сильные годовые классы (2004–2006 гг.) пополнили промысловый запас в 2008–2010 гг., таким образом, в 2010–2011 гг. запас достиг наивысшего размера за всю историю наблюдений с

Основываясь на последних оценках биомассы нерестового запаса, МСИМ считает, что запас трески имеет полный репродуктивный потенциал и эксплуатируется рационально (Рис. 4.3.38). Биомасса нерестового запаса была выше уровня Bpa с 2002 г. и сейчас находится на рекордно высоком уровне, в то время как общая биомасса популяции находится на уровне, который не наблюдался с начала 1950-х гг. В настоящее время в популяции преобладают крупные особи из очень урожайных поколений 2004–2006 гг., и именно данные годовые классы сейчас являются основой промысла (ICES AFWG, 2014).

Морские зайцы неравномерно распространены в Арктическом регионе, и встречаются в небольших количествах на всем ареале обитания. Они ведут преимущественно одиночный образ жизни, однако небольшие группы можно наблюдать в конце весны — начале лета в период спаривания и линьки, а также когда площадь ледового покрова ограничена. При небольшой толщине льда морские зайцы могут поддерживать в нем незамерзающие отверстия, однако они избегают плотных скоплений льда, если в нем нет расщелин.

Белуха или белый кит является наиболее многочисленным из трех льдолюбивых видов арктических китов, постоянно обитающих в Баренцевом море. Подобно двум другим высокоарктическим видам его можно обнаружить в районах с большой концентрацией дрейфующих льдов (ледовитость >90%), которые недоступны для мигрирующих видов китов. Спутниковое наблюдение за белухами в районе Шпицбергена летом и в начале осени показало, что они имеют преимущественно прибрежное распределение. Данные наблюдений в конце осени и начале зимы показывают, что животные остаются вблизи данных прибрежных районов, заходя достаточно далеко в районы с обширным ледовым покровом. Летом они проводят большую часть времени вблизи фронтов приливных ледников в районе Шпицбергена, или перемещаясь между ними (Lydersen et al., 2001).

Беломордые дельфины являются единственными дельфинами, которые остаются в районе Баренцева моря на протяжении всего года. Они обитают во всей Северной Атлантике, преимущественно в шельфовых водах, они также могут населять и морские районы средней глубины. В летний период они встречаются на севере вплоть до кромки льда. Их обычно наблюдают в прибрежных водах около острова Западный Шпицберген летом, а также в пелагических районах Баренцева моря, но наиболее часто они встречаются в южной части Баренцева

К зубатым китам, совершающим летние миграции в Баренцево море, относятся обыкновенная гринда, кашалот, северный бутылконос и косатка. Северо-восточная атлантическая популяция обыкновенной гринды насчитывает примерно 780 000 особей (NAMMCO 1998), однако в Баренцево море заходит только очень малая (и неизвестная) часть этой популяции. Несколько наблюдений имели место в районах, где проводятся съемки ИМИ. Этих наблюдений недостаточно для оценки

Косатки встречаются во всех океанах и практически во всех морях, однако ввиду их относительного небольшой численности и редкой встречаемости размер популяции в районе Баренцева моря сложно оценить. Для опознания >400 особей в Северной Норвегии применялась фотоидентификация. Прибрежные косатки тесно связаны с доступностью сельди. В зимний период косатки собираются внутри и около Вестфьорда на Лофотенских островах, где они кормятся зимующей сельдью.

Среди усатых китов, которые совершают сезонные миграции в Баренцево море, малый полосатик является наиболее многочисленным. Согласно недавним оценкам, размер популяции остается на достаточно стабильном уровне (Solvang et al., 2015),  хотя небольшие колебания отмечаются как в оценках распределения, так и в точечных оценках. Согласно последним точечным оценкам численность малого полосатика на всем ареале обитания номинально ниже предыдущих оценок, но не отличается значительно от оценок, основанных на двух предшествующих периодах съемки.



В настоящее время размер популяции в Малом районе управления CM (район Ян-Майена, часть региона C) составляет 40% от оценок в период 1996—2001 и 2002—2007 гг. Это может быть необъяснимым образом связано с отмеченным недавно уменьшением численности малого полосатика в прибрежных водах Исландии. В регионе E точечные оценки были чуть выше, чем за предыдущие два цикла. Существуют общие признаки того, что распределение смещается на север и восток из Норвежского моря по направлению к Шпицбергену и Баренцеву морю. Распространение и характер миграции северо-восточных атлантических малых полосатиков относительно мало изучены, однако в летний период они широко распространены в районе Баренцева моря (Skern-Mauritzen et al., 2008). Их можно регулярно наблюдать вокруг Западного Шпицбергена, особенно вдоль западного и северного побережий, с конца весны до начала осени, обычно поодиночке. Их также наблюдали в северных районах Белого моря и южных районах Баренцева моря с мая по сентябрь. Летом они могут перемещаться на запад до Карского моря (Vladimir Svetochev, личн. комм.). Точно неизвестно, какая часть популяции заходит в Баренцево море, однако считается, что важным определяющим фактором может быть численность кормовой базы в данном районе в отдельно взятом году (Eriksen, 2006).

 
 

В Баренцевом море финвал и горбатый кит являются соответственно вторым и третьим наиболее многочисленными усатыми китами. Оба являются быстроплавающими мигрирующими видами, которые зимуют на юге и находятся в Баренцевом море на протяжении продуктивных летних месяцев. В летней активности этих китов преобладает кормление, но считается, что часть зимы – в период размножения – они не питаются. В Баренцевом море финвалы в основном занимают глубокие районы вдоль


Синие киты также мигрируют в Баренцево море на летний период. Их численность в Северной Атлантике, вероятно, составляет 600—1 500 особей. В последние годы этот вид часто наблюдали около Шпицбергена, вдоль восточного побережья на краю шельфа, а также к северу от острова Западный Шпицберген. Как и финвалы, они заходят далеко во фьорды Шпицбергена. Синего кита наблюдают с начала лета до конца осени, и период его сезонного присутствия в северной части Баренцева моря становится более продолжительным

Небольшие китообразные, часто встречающиеся в Баренцевом море, включают афалин, обыкновенных дельфинов, атлантических белобоких дельфинов и беломордых дельфинов. Все, кроме последнего, представлены в южной части Баренцева моря, особенно вдоль границы шельфа, а также в районе океанских мелководий и хребтов, однако в данном регионе они не имеют четко определенного ареала обитания. Беломордые дельфины являются единственным видом небольших китоообразных, который в большей степени представлен в данном регионе.

В Атлантике хохлачи формируют одну популяцию на северо-западе, а другую на северо-востоке, хотя согласно последним генетическим исследованиям биологические различия между двумя группами отсутствуют (Coltman et al., 2007). На северо-востоке Атлантики щенка происходит в середине–конце марта на льдах, расположенных северо-западнее острова Ян-Майен («Западных льдах»), недалеко от места, где производят на свет потомство гренландские тюлени из янмайенской популяции (популяции «Западных льдов»). Между периодами размножения и линьки хохлачи совершают нагульные миграции к континентальному шельфу около Фарерских островов и Северной Ирландии, а также в некоторые районы Норвежского моря.

Гренландские тюлени относятся к мигрирующим видам и имеют гораздо больший ареал обитания, чем кольчатые нерпы, морские зайцы и моржи. Их жизненный цикл также является более пелагическим (Lavigne and Kovacs, 1988; Haug et al., 1994a). В Северной Атлантике обитают три отдельные популяции: ньюфаундлендская (северо-западная атлантическая) популяция у восточного побережья Канады; янмайенская популяция (популяция «Западных льдов») в Гренландском море, район размножения и линьки у которой находится к северу от Ян-Майена; а также беломорская популяция (популяция «Восточных льдов»), район размножения которой находится в Белом море.

Прибрежные виды морских млекопитающих в Баренцевом море включают обыкновенного тюленя, длинномордого тюленя и морскую свинью. Крупные киты также мигрируют вдоль побережья по пути на север, чтобы воспользоваться летним максимумом продуктивности в Баренцевом море. Обыкновенный тюлень является прибрежным видом, который обитает и в Атлантическом, и в Тихом океанах. Обыкновенные тюлени относятся к стадным животным и каждый день в течение всего года выходят на берег во время отлива для отдыха на лежбищах группами от нескольких особей до нескольких сотен животных.

Гренландский кит является единственным усатым китом, который обитает в Арктике в течение всей жизни. Он отлично приспособлен к жизни в ледовых условиях благодаря очень толстому слою подкожного жира (до 30 см), отсутствию спинного плавника, сложной сердечно-сосудистой системе (с множеством сосудистых сетей), что позволяет сохранять тепло. Кроме того, считается, что их высоко посаженные дыхала являются приспособлением, позволяющим дышать через трещины в морском льду.

Нарвалы обитают в северной части Атлантического океана по обе стороны Гренландии, ее архипелагов, а также архипелагов Шпицберген и Земля Франца Иосифа. Они также встречаются в водах к северу от Канады и России, однако они крайне редки в арктической части Тихого океана. Подобно своему близкому родственнику белухе, этот некрупный зубатый кит живет в социальных группах (стадах) на протяжении всего жизненного цикла, который часто связан с морским льдом. Они могут нырять на большие глубины и питаются арктической треской, сайкой, черным палтусом, а также обитающими на дне головоногими, кальмарами и даже креветками.

Кольчатые нерпы распространены по всей Арктике. Это единственный вид северных тюленей, который может поддерживать в незамерзающем состоянии отверстия в морском льду и поэтому распространен на север далеко за пределами ареала других северных настоящих тюленей, вплоть до северного полюса (Heide-Jørgensen and Lydersen, 1998; Gorbunov and Belikov, 2008). Они крайне зависят от морского льда, который является для них единственным местом размножения и лежки. Обычно они предпочитают припайный лед во фьордах и вдоль побережий, покрытый достаточно толстым


и стабильным слоем снега (напр. Lydersen and Gjertz, 1986); однако в Баренцевом море они также обитают и размножаются на дрейфующем паковом льду (Heide-Jørgensen and Lydersen, 1998). Кольчатые нерпы связаны со льдом на протяжении всего годового цикла (Freitas et al., 2008a; Hamilton et al., 2015). Их распространение и перемещения в летний период вероятно обусловлены доступностью пищи (преимущественно пелагической и связанной со льдом) в сочетании с ледовыми условиями (Freitas et al., 2008b; Eliseeva, 2008). Считается, что общая численность кольчатой нерпы составляет несколько миллионов особей, однако систематический учет проводился лишь на небольших участках, а главной угрозой этому виду является изменение климата.  В Баренцевом море оценочные данные имеются только для некоторых фьордов Западного Шпицбергена, где популяция на западном/северном побережье в начале 2000-х гг. состояла из 7 000—10 000 животных (Krafft et al., 2006). В недавнее время съемок на Шпицбергене не проводилось, а численность животных на Земле Франца-Иосифа и паковых льдах в Барецневом море не оценивалась никогда. Вероятно, на воспроизводство кольчатой нерпы в последние годы оказали негативное влияние неблагоприятные ледовые условия на Шпицбергене (в 2006—2015 гг.). Уменьшение ареала, подходящего для щенки также, вероятно, привело к снижению численности взрослой популяции. На основании сценариев изменения ледового покрова в районе Баренцева моря в будущем ожидается перераспределение и снижение численности (e.g. Freitas et al., 2008b; Kovacs and Lydersen, 2008). Планы мониторинга были разработаны недавно, однако еще не воплощены в жизнь. В Белом море проводилась аэрофотосъемка кольчатой нерпы, однако последние результаты еще не доступны.

 
 

Белые медведи распространены в циркумполярной Арктике, которая включает всю северную часть Баренцева моря до Новой Земли на юге. Морской лед крайне необходим им для добывания корма, а также для перемещения в районы зимовочных берлог и обратно. В районах «родильных» берлог им также необходим толстый слой снега. Для охоты они предпочитают однолетний лед, формирующийся над шельфовыми морями, где наиболее многочисленны льдолюбивые виды тюленей (их основная добыча) (Derocher et al., 2002).

Моржи распространены в приполярной Арктике, однако их ареал обитания прерывист, и в нем выделятся два подвида: один в Тихом океане, а другой – в Атлантическом. В северной части Баренцева моря они обитают от Шпицбергена до Земли Франца-Иосифа, а в южной части моря они встречаются в Печорском море и на границе с Карским морем. В последнее время их регулярно наблюдают и в Белом море (Klepikovsky and Lisovsky, 2005; Svetochev and

Все эндемичные для Арктики морские млекопитающие (белые медведи, моржи, кольчатые нерпы, морские зайцы, гренладские тюлени и тюлени-хохлачи, белухи, нарвалы и гренладские киты) связаны с морским льдом в течении большей части или всего своего годового жизненного цикла. Из-за уменьшения площади арктического ледового покрова в последние десятилетия, которое было особенно интенсивным в районе Баренцева моря (см. Laidre et al., 2015), их сохранность в настоящее время вызывает беспокойство (напр. Tynan and DeMaster, 1997; Stirling et al., 1999; Kovacs, 2004; Derocher, 2005; Belikov, 2008; Wiig et al., 2008; Kovacs and Lydersen, 2005, 2008; Kovacs et al. 2011a, 2012).

 
 

Количество морских птиц, гнездящихся в районе Баренцева моря, значительно изменилось за последние 50 лет. Недавно была проведена оценка текущего состояния и динамики изменения популяций на основе данных мониторинга и учета ряда видов, размножающихся в западной части Баренцева моря (т.е. в материковой части Норвегии и на Шпицбергене) (Fauchald et al., 2015). Анализ результатов показал, что за последние 25 популяция субарктических пелагических чистиковых (тонкоклювой кайры Uria aalge, гагарки

Грядущее повышение температур в норвежской Арктике, включая Баренцево море, вероятно приведет к распространению ряда патогенов (паразитов, бактерий и вирусов) на север (Tryland et al., 2009). Кроме того, может измениться распространенность и численность патогенов. Подобное изменение численности патогенов вероятно будет иметь ряд последствий как для диких, так и для домашних животных, которые сложно предсказать ввиду недостатка данных.

Некоторые популяции морских птиц, обитающих в районе Баренцева моря, имеют международное значение. К наиболее многочисленным относятся толстоклювая кайра (Urialomivia), люрик (Alle alle), атлантический тупик (Fratercula arictica), моёвка (Rissa tridactyla), глупыш (Filmar usglacialis) и гага обыкновенная (Somateria mollissima). Значительная часть гнездовой мировой популяции редких белых чаек (Pagophila eburnean) находится в северной части региона – на Шпицбергене и Земле Франца Иосифа.

В Баренцевом море обитает 21 вид морских млекопитающих. 11 из них находятся под угрозой исчезновения, согласно Красному списку МСОП, 13 – занесены в Красную книгу Российской Федерации (2001) и 8 сохранившихся до наших дней видов (включая с недавних пор вымершую популяцию северных гладких китов) находятся в перечне видов животных, находящихся под угрозой исчезновения в Норвегии. Наиболее опасными антропогенными факторами, влияющими на морских млекопитающих, являются рыболовный промысел, загрязнение окружающей среды и потепление климата.

В рассматриваемом районе обитает 28 видов рыб, которые внесены либо в Красный список МСОП (8 видов), либо в Красный список Норвегии (25 видов). Среди них 13 видов относятся к категории DD, то есть их статус не может быть оценен ввиду отсутствия необходимой информации, однако при наличии достаточного количества данных этот вид, вероятнее всего, был бы отнесен к краснокнижным. При рассмотрении краснокнижных видов рыб и факторов, оказывающих на них негативное влияние, следует учитывать три категрии источников воздействия: (i) промысел (улов и

За последние несколько десятилетий в Баренцевом море появились неаборигенные виды, которые можно отнести как к видам-интродуцентам, так и к инвазивным видам. На сегодня выявлено 15 таких видов. Эти организмы попали в Баренцево море естественным путем – через расширение зоны обитания, вызванное глобальным потеплением, – или в результате действий человека, связанных с намеренным или случайным вселением неаборигенных видов.

Sign up via our free email subscription service to receive notifications when new information is available.