Придонные рыбы

Придонные рыбы 2016
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Большая часть рыб в Баренцевом море придонные (Dolgov et al., 2011). Сообщество придонных рыб состоит из примерно 70-90 регулярно встречающихся видов. Они были разделены на зоогеографические группы. Примерно 25% относятся к арктическим или преимущественно арктическим видам. Все промысловые виды относятся к бореальным или преимущественно бореальным (Andriashev and Chernova, 1995), кроме черного палтуса (Reinhardtius hippoglossoides), который относят или к аркто-бореальным (Mecklenburg et al., 2013) или премущественно арктическим (Andriashev and Chernova, 1995).

Карты распределения трески, пикши, камбалы-ерша. черного платуса, окуня и шести других придонных видов рыб, основанные на данных экосистемной съемки в августе — сентябре размещены на странице http://www.imr.no/tokt/okosystemtokt_i_barentshavet/ut- bredelseskart/en

Расчетные показатели численности доступны для оцененных промысловых видов. На рисунке показана биомасса трески, пикши и сайды (Pollachius virens) по оценкам AFWG ИКЕС, проведенным в 2016 г. Сайда преимущественно встречается вдоль побережья Норвегии и вблизи побережья к югу от Баренцева моря и в небольших количествах в самом Баренцевом море. Общая биомасса трех этих видов близка к максимально зарегистрированной (временной ряд был начат в 1960 г.). Черный палтус и морской окунь, в особенности S. mentella, являются важными промысловыми видами и значительная часть их ареала распределения находится в Баренцевом море. Временные ряды оценок биомассы S. mentella и черного палтуса значительно короче, чем у пикши, трески и сайды. Помимо данных основных промысловых видов наибольшую биомассу имеет придонный запас камбалы-ерша. В целом преобладающим придонным видом является треска.

Figure 3.6.1 Biomass estimates of cod, haddock and saithe 1960–2016 from AFWG 2016 (ICES, 2016c). Please note that saithe is only partly distributed in the Barents Sea.Рисунок 3.6.1. Оценки биомассы трески, пикши и сайды в 1960-2016 гг., данные AFWG 2016 г. (ICES, 2016c). Следует обратить внимание, что сайда лишь частично распределена в Баренцевом море.

Треска

Сеголетки

Треска была широко распространена в 2016 г., и наиболее плотные ее концентрации были обнаружены в центральной, южной и восточной частях Баренцева моря и к северо-западу от Шпицбергена. Район вокруг Шпицбергена был выполнен на месяц позднее, чем основной район, а южная часть Баренцева моря не была охвачена полностью. В 2016 г. 0-группа трески была также обнаружена в более глубоком слое воды (100—200 м). Этот более глубокий слой не облавливался тралами регулярно, и было выполнено лишь несколько тралений для идентификации акустических данных. В связи с этим в отчете представлен лишь стандартный охват (0—60 м), и величина должна трактоваться как минимальная. Биомасса 0-группы трески (248 тысяч тонн)
в 1,9 раз выше, чем в 2015 г. (130 тысяч тонн) и в 2,4 раза ниже среднемноголетнего значения (603 тысячи тонн). Индекс численности годового класса 2016 г. ниже среднемноголетнего (рисунок 3.6.2). Длина 0-группы трески составляла от 2,9 до 13,5 см. Большая часть рыб (69%) были от 7,5 до 9,5 со средней длиной в 8,9 см, что является наивысшим значением с 2007 г. и выше среднемноголетнего значения в 7,6 см.

Figure 3.6.2. 0-group cod abundance in the Barents Sea 1980–2016. Red line shows long-term mean for the period 1980–2016, while the blue line indicates 0-group abundance fluctuation.Рисунок 3.6.2. Численность 0-группы трески в Баренцевом море в 1980—2016 гг. Красная линия обозначает среднее многолетнее значение за период 1980—2016 гг., а синяя линия показывает колебания численности 0-группы.

Взрослая треска

Запас северо-восточной арктической трески в настоящее время находится в хорошем состоянии как с точки зрения общего размера запаса, так и биомассы нерестового запаса (рисунок 3.6.3). Годовые классы 2004 и 2005 г. были очень сильными, однако после этого пополнение в возрасте 3 лет вернулось к среднему уровню (рисунок 3.6.4). В последние годы (2011—2014 гг.) численность 0-группы была крайне высока, но это не привело к появлению сильных годовых классов.

Figure 3.6.3. Cod total stock and spawning stock development – from AFWG 2016 (ICES 2016c)Рисунок 3.6.3. Динамика общего и нерестового запаса трески, согласно AFWG 2016 (ICES 2016c).

Figure 3.6.4. Cod recruitment-at-age 3 from AFWG 2016 (ICES 2016c).Рисунок 3.6.4. Пополнение трески в возрасте 3 лет согласно AFWG 2016 (ICES 2016c).

Сильные годовые классы 2004 и 2005 гг. совместно с низкой промысловой смертностью привели к переформированию возрастной структуры трески к подобно той, что отмечалась в конце 1940-х гг. (рисунок 3.6.5).

Figure 3.6.5. Cod age-groups distribution (biomass). From data in ICES 2016c.Рисунок 3.6.5. Распределение годовых классов трески (биомасса). По данным ICES 2016c.

СВА пикша

Сеголетки

В 2016 г. пикша была относительно широко распространена в западных и центральных районах, а также к северу, западу и востоку от Шпицбергена. Биомасса пикши составляла 264 тысячи тонн и это выше, чем в 2015 г. (178 тысяч тонн) и чем среднемноголетняя величина (164 тысяч тонн, в период 1993—2016 гг.). Количество рыб, принадлежащих к 0-группе было ниже, чем в 2015 г. и близко к среднемноголетнему, и поэтому может быть охарактеризовано как средний годовой класс (рисунок 3.6.6). Длина 0-группы пикши варьировалась от 3,0 до 16,9 см, составляя в среднем 13,4, что выше среднемноголетнего значения в 9,2 см и является рекордно высоким. Большая длина 0-группы пикши может свидетельствовать о подходящих условиях обитания молоди пикши в 2016 г.

Figure 3.6.6. 0-group haddock abundance in the Barents Sea 1980–2016. Red line shows long-term mean for the period 1980–2016, while the blue line indicates 0-group abundance fluctuation.Рисунок 3.6.6. Численность 0-группы пикши в Баренцевом море в 1980—2016 гг. Красная линия обозначает среднее многолетнее значение за период 1980—2016 гг., а синяя линия показывает колебания численности 0-группы.

Взрослая пикша

Популяция северо-восточной арктической пикши достигла рекордного уровня в 2009—2013 гг. благодаря очень сильным годовым классам 2004—2006 гг. После этого пополнение пришло в норму, и в последние годы популяция уменьшилась, однако все еще остается большой (рисунок 3.6.7 и 3.6.8).

Figure 3.6.7. Catches and biomass of haddock 1930–2016 (ICES 2016c)Рисунок 3.6.7. Улов и биомасса пикши в 1930—2016 гг. (ICES 2016c).

Figure 3.6.8 Recruitment of haddock (ICES 2016c)Рисунок 3.6.8. Пополнение пикши (ICES 2016c).

Камбала-ерш

Сеголетки

В 2016 г. камбала-ерш была преимущественно распространена в северной части Баренцева моря. 0-группа камбалы-ерша наблюдалась и в пелагических, и в донных уловах, что означало начало опускания на дно. В связи с этим, индексы оценки в 2016 г., вероятнее всего, были занижены. Индекс камбалы-ерша (526 миллионов) в 2016 г. был наивысшим с 2009 г. и близким к среднемноголетнему (рисунок 3.6.9). Длина рыб колебалась от 1,0 до 5,0 см, составляя в среднем 2,9 см, что ниже среднемноголетнего значения (3,3 см).

Figure 3.6.9. 0-group long rough dab abundance in the Barents Sea 1980–2016. Red line shows long-term mean for the period 1980–2016, while the blue line indicates 0-group abundance fluctuation.Рисунок 3.6.9. Численность 0-группы камбалы-ерша в Баренцевом море в 1980—2016 гг. Красная линия обозначает среднее многолетнее значение за период 1980—2016 гг., а синяя линия показывает колебания численности 0-группы.

Взрослая камбала-ерш

Камбала-ерш (возрастом 1+) широко распространена в Баренцевом море. Во время российской осенне-зимней съемки в октябре-декабре и экосистемной съемки в августе-сентябре основные концентрации камбалы-ерша отмечались в северо-центральном и восточном районах и преобладали по численности в уловах донным тралом во ходе съемок. Множество мелких рыб отмечалось в траловых уловах особенно в восточных районах экосистемной съемки в 2015—2016 гг. В 2013—2015 гг. улов камбалы-ерша на промысловое усилие в ходе российской съемки (рисунок 3.6.10) и биомасса камбалы-ерша во время экосистемной съемки в 2014—2016 гг. (рисунок 3.6.11) были относительно стабильными.

Figure 3.6.10. Catch per unit of effort of long rough dab at the Russian autumn-winter survey 1982– 2016 (October-December).* 2016 – no surveyРисунок 3.6.10. Улов на промысловое усилие камбалы-ерша в ходе российской осенне-зимней съемки в 1982-2016 гг. (октябрь-декабрь).
*съемка в 2016 г. не проводилась

Figure 3.6.11. Stock biomass of long rough dab during the ecosystem survey 2005–2016, calculated using bottom-trawl estimates (swept-area).Рисунок 3.6.11. Биомасса запаса камбалы-ерша во время экосистемной съемки в 2005-2016 гг., рассчитанная по результатам донного траления (метод площадей).

Черный палтуc

Сеголетки

Начиная с 2005 г. отмечались только небольшие концентрации 0-группы черного палтуса. Черный палтус преимущественно наблюдался вокруг Шпицбергена, однако в 2016 г. — только к северу, югу и юго-востоку от Шпицбергена. Съемками не были охвачены многочисленные фьорды Шпицбергена, где многочисленна 0-группа черного палтуса, поэтому данный индекс не отражает действительное пополнение (в возрасте 0) запаса, хотя он может отражать минимальный индекс численности силы годового класса в стандартном районе долгосрочного мониторинга. В 2012—2016 гг. численность черного палтуса продолжала снижаться, и индекс годового класса 2016 г. также низок. Большинство рыб (69%) были от 6,0 до 8,0 см. Средняя длина рыб составляла 7,5 см, что равняется уровню 2015 г. и является самым высоким из когда-либо зарегистрированных.

Взрослый черный палтус

Взрослая часть запаса, как и обычно, была преимущественно распространена за пределами района съемок. В то же время в последние годы все большее количество крупных особей черного палтуса вылавливается на глубоководных участках района исследований. Северные и северо-восточные районы моря служат выростными районами для данного запаса. Черный палтус также относительно широко распространен в глубоких желобах, расположенных между мелководными рыбопромысловыми банками. На рис. 3.6.13 показан индекс черного палтуса в выростном районе на основе данных экосистемной съемки к северу от 76.5° с.ш. от северо-западной части Шпицбергена на восток до Земли Франца-Иосифа.

Пригодная для промысла популяция (длина ≥45 см) увеличилась в период с 1992 до 2012 и с того времени
остается стабильной (рисунок 3.6.14). Промысловое усилие остается относительно стабильным с 1992 г.

Figure 3.6.12 Greenland halibut distribution (specimens/nautical mile) during August-September 2016 based on the Joint Ecosystem Survey data.Рис. 3.6.12. Распределение черного палтуса (особей/морская миля) в августе-сентябре 2016 г. по данным совместной экосистемной съемки.

Figure 3.6.13. Biomass index for Greenland halibut at the nursery areas, 2014 excluded due to poor area coverage.Рисунок 3.6.13. Индекс биомассы синекорого палтуса в выростных районах, 2014 г. не включен ввиду недостаточного охвата районов.

Figure 3.6.14 Northeast Arctic Greenland halibut. Numbers (upper left) and biomass (upper right) 1992−2014 for 45+ cm Greenland halibut as estimated by the GADGET model, and estimated exploitation rates (be-low) (ICES 2016c).Рисунок 3.6.14 Северо-восточный арктический черный палтус. Численность (вверху слева) и биомасса (вверху справа) синекорого палтуса длиной 45+ см в 1992−2014 по оценке при помощи модели GADGET и оценка интенсивности промысла (внизу) (ICES 2016c).

Окунь-клювач

Сеголетки

Окунь, главным образом Sebastes mentella, распространен в западной части Баренцева моря и к северу от Шпицбергена. Биомасса 0-группы окуня в 2016 г. (58 тысяч тонн) была ниже, чем в 2015 г. (231 тысячи тонн) и в 3 раза среднемноголетнего значения. Численность 0-группы окуня была в 7,9 раз ниже, чем в 2015 г. и в 4,6 раз ниже среднемноголетнего значения. По этой причине годовой класс 2016 г. может характеризоваться как слабый. Неизвестно, какую часть от общей численности 0-группы представляет собой индекс 0-группы окуня в Баренцевом море, в связи с чем он репрезентативен только для шельфовой района Баренцева моря.

Взрослый окунь

Окунь-клювач был широко распространен в Баренцевом море. В ходе экосистемной съемки и зимней съемки основные концентрации окуня клювача были отмечены, как и прежде, в западной и северо-западной части Баренцева моря. В 2013—2016 гг. биомасса окуня-клювача в Баренцевом море была выше, чем в предыдущие годы. Географическое распределение окуня-клювача во время экосистемной съемки в 2016 г. показано на рисунке 3.6.15. Большинство взрослых рыб было обнаружено в Норвежском море. Развитие запаса со времени последней оценки AFWG ИКЕС показано на рисунке 3.6.16.

Figure 3.6.15. Geographical distribution of deep-water redfish during the ecosystem survey in 2016.Рисунок 3.6.15. Географическое распределение окуня-клювача во время экосистемной съемки в 2016 г.

Figure 3.6.16 Results from the statistical catch-at-age model showing the development of total biomass (‘000s), spawning-stock biomass and recruitment-at-age 2 for the period 1992–2015, for S. mentella in Subareas 1 and 2. (ICES 2016c)Рисунок 3.6.16. Результаты статистического моделирования вылова по возрастам, показывающие развитие общей биомассы (в 1000), биомассы нерестового запаса и пополнения в возрасте 2 лет в 1992-2015 гг., для S. mentella в подрайонах I и II. (ICES 2016c)

Sign up via our free email subscription service to receive notifications when new information is available.