В Баренцевом море обитает три вида зубаткок: полосатая зубатка (Anarhichas lupus), пятнистая зубатка (Anarhichas minor) и синяя зубатка (Anarhichas denticulatus). Численность и биомасса каждого из трех видов достаточно низка (Рис. 4.3.48), но они распространены по всей акватории моря. Величина запаса полосатой и пятнистой зубатки, рассчитанная методом площадей, достаточно стабильна с 2004 г. Запас синей зубатки изменялся от 35 000

В настоящее время численность запаса сайки находится на низком уровне (Рис. 4.3.51). В Норвегии промышленный лов данного вида велся в 1970-х гг. Россия ведет относительно регулярный промысел популяции с 1970 г. Тем не менее, на протяжении многих лет промысел был крайне мал, и считается, что он практически не оказывал влияния на развитие популяции. Размер запаса измеряется акустическим методом с 1986 г., и за период наблюдений он колебался в диапазоне от 0,1 до 1,9 миллиона тонн.

Черный палтус широко распространен в Баренцевом море. Наибольшие уловы приходятся на области вдоль континентального склона, где находятся основные районы нереста (Рис 4.3.46). Молодь данной популяции обитает в северной и северо-восточной частях Баренцева моря (Рис. 4.3.46). Данный вид также имеет относительно большую численность в глубоководных каналах между мелководными промысловыми участками Баренцева моря (ICES AFWG, 2014).

Во время последнего теплого периода (1998 – 2012 гг.) наблюдались отчетливые тенденции изменения численности видов рыб, принадлежащих к различным зоогеографическим группам (Figure 4.3.54). Численность холодноводных видов рыб (арктических, преимущественно арктических и бореально-арктических) снизилась в период с 2000 по 2010 гг. Однако с 2010 г. наблюдалась небольшая тенденция к увеличению численности преимущественно арктических и бореально-арктических групп.

В настоящее время в нерестовом запасе, оцениваемом в 5 миллионов тонн (по состоянию на 2013 г.), преобладают годовые классы 2002 и 2004 гг. Численность годовых классов 2005–2012 гг. находится на уровне ниже среднего, в то время как годового класса 2013 г. – на уровне около среднего. Считается, что численность сельди в Баренцевом море в 2014 г. соответствует среднему уровню.

На протяжении более 10 лет в Баренцевом море наблюдалось крайне низкое пополнение популяции окуня (Рис. 4.3.42); однако в последнее время были отмечены признаки улучшения ситуации. С учетом этого, важно предпринять меры по максимальной защите молоди данного вида, чтобы она не погибала в качестве прилова при любом из ведущихся промыслов, например, при промысле креветки в Баренцевом море и в районе Шпицбергена, где часто отмечается большое количество прилова молоди окуня (Figure 4.3.43). Данная мера позволит годовым классам, пополняющим популяцию, максимально способствовать ее восстановлению (ICES AFWG, 2014).

Основываясь на последних оценках промысловой смертности и биомассы нерестового запаса, МСИМ считает, что запас путассу имеет полный репродуктивный потенциал и эксплуатируется рационально. Биомасса нерестового запаса достигла исторически максимального уровня в 2003 г. и затем снизилась, однако имеются признаки того, что биомасса нерестового запаса вновь увеличивается. В Баренцевом море не ведется промысел путассу, однако ОДУ устанавливается для всей Северо-Восточной Атлантики. Общий улов в 2012 г. был оценен в 384 000 тонн.

Запас мойвы находится в стабильном состоянии с 2008 г. Нерестовый запас мойвы на 2014 г. был рассчитан на основе данных акустических съемок, проведенных в сентябре – октябре 2013 г., в сочетании с модельными оценками зрелости, роста и смертности (включая поедание треской). Данная модель учитывала неточности как в результатах съемок, так и в других исходных данных. При объеме уловов до 65 000 тонн (весной 2014 г.) вероятность того, что биомасса нерестового запаса опустится ниже 200 000 тонн, составляла менее 5 %.

Основываясь на последних оценках биомассы нерестового запаса, МСИМ считает, что запас трески имеет полный репродуктивный потенциал и эксплуатируется рационально (Рис. 4.3.38). Биомасса нерестового запаса была выше уровня Bpa с 2002 г. и сейчас находится на рекордно высоком уровне, в то время как общая биомасса популяции находится на уровне, который не наблюдался с начала 1950-х гг. В настоящее время в популяции преобладают крупные особи из очень урожайных поколений 2004–2006 гг., и именно данные годовые классы сейчас являются основой промысла (ICES AFWG, 2014).

Sign up via our free email subscription service to receive notifications when new information is available.