Рыбы

Малоглазый коттункулус в северной части Баренцева моря. Фото: Норвежский полярный институт

Биотические компоненты
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Согласно последним данным, в Баренцевом море встречается более 200 видов рыб, относящихся к 70 семействам (Dolgov 2004; Bogstad et al., 2008). Преобладающими семействами являются бельдюговые (Zoarcidae), липаровые (Liparidae), тресковые (Gadidae), рогатковые (Cottidae), камбаловые (Pleuronectidae), а также налим, мольва и менек (Lotidae). К этим семействам относится около 80% видов, регулярно встречающихся в Баренцевом море, и более 40% видов, зарегистрированных в этом регионе (Dolgov et al., 2011).

Видовое разнообразие и зоогеография

В траловых уловах в ходе научных съемок регулярно встречаются около 100 видов рыб. На основании области распространения и предпочитаемых водных масс Андрияшев и Чернова (Andriashev and Chernova, 1995) подразделяют все виды рыб, обитающих в Баренцевом море, на семь зоогеографических групп: арктические, преимущественно арктические, бореально-арктические, преимущественно бореальные, бореальные, южно-бореальные и широко распространенные (Wienerroither et al., 2011).

Различные виды рыб распространены в Баренцевом море неравномерно. Численность видов максимальна в районах с предпочтительными условиями окружающей среды. Распределение видов, пойманных в ходе экосистемных и зимних съемок, отражено в Атласе-определителе рыб Баренцева моря (Wieneroither et al., 2011, 2013). Важными факторами, определяющими распределение и численность видов рыб, являются различные водные массы (прибрежные, атлантические и арктические), а также фронтальные зоны между ними. Глубина также является важным фактором для демерсальных рыб (Johannesen et al., 2012), в то время как для пелагических видов важным является зоопланктон.

Андрияшев и Чернова (Andriashev and Chernova, 1995) разделили 166 видов рыб, обнаруженных в Баренцевом море, на семь зоогеографических групп: арктические, преимущественно арктические, борельно-арктические, бореальные, южно-бореальные и широко распространенные (Табл. 2.4.4). Постоянно встречаются 107 из них (Рис. 2.4.9), а также все виды, отнесенные к бореально-арктическим и преимущественно бореальным. Южная граница распространения арктических видов в Баренцевом море лежит в районах к северу от полярного фронта. Некоторые из арктических видов обитают в глубоководных районах Полярного бассейна, а 80% из зарегистрированных арктических видов встречаются постоянно. Северная граница распространения видов, отнесенных к бореальным и южно-бореальным, лежит в Баренцевом море, и 50% этих видов встречаются постоянно. Менее 10% видов, отнесенных к широко распространенным, встречаются постоянно и, следовательно, эти виды могут считаться временными обитателями.

Таблица 2.4.4. Определение зоогеографических групп рыб.

Figure 2.4.9. Proportion of fish species recorded in the Barents Sea (n=166) from Andriyashev and Chernova (1995) that are regularly occurring (n=107) classified by zoogeographical groups.Рис. 2.4.9. Соотношение постоянно встречающихся видов рыб (n=107) из числа обнаруженных в Баренцевом море (n=166) по принадлежности к зоогеографическим группам, согласно Андрияшеву и Черновой (Andriashev and Chernova, 1995).


Основные виды рыб: размер и колебания запаса

К основным придонным запасам, имеющим важное хозяйственное значение, относятся северо-восточная арктическая треска (Gadus morhua), пикша (Melanogrammus aeglefinus), морской окунь (в основном окунь-клювач, Sebastes mentella), черный палтус (Reinhardtius hippoglossoides), камбала-ерш (Hippoglossoides platessoides), зубатка (Anarhichas lupus) и обыкновенная камбала (Pleuronectes platessa). Аналитическая оценка еще не проводилась для камбалы-ерша, зубатки и обыкновенной камбалы. К основным пелагическим запасам относятся мойва (Mallotus villosus) и сайка (Boreogadus saida). Молодая норвежская весенненерестующая сельдь (Clupea harengus) и путассу (Micromesistius poutassou) также важны в западной и южной частях Баренцева моря. Значительные колебания численности всех этих видов (Рис. 2.4.10 и Рис. 2.4.11) объясняются сочетанием промыслового усилия и факторов окружающей среды. До 1970-х гг. численность окуня-клювача в Баренцевом море была высокой. Из-за перелова этого долгоживущего и медленно растущего вида размер его запаса резко снизился в 1980-х гг. и оставался на низком уровне вплоть до недавнего времени, когда были отмечены признаки восстановления.

Figure 2.4.10. Biomass of the most abundant demersal fish species in the Barents Sea (ICES AFWG, 2014). Data are taken from: cod VPA estimates; age 3+ haddock VPA estimates; age 3+ Sebastes mentella VPA estimates, age 2+ (only available from 1992 onwards).Рис. 2.4.10. Биомасса наиболее многочисленных демерсальных видов рыб в Баренцевом море (ICES AFWG, 2014). Источники данных: оценка трески методом ВПА, возраст 3+; оценка пикши методом ВПА, возраст 3+; оценка Sebastes mentella методом ВПА, возраст 2+ (доступно только начиная с 1992 г.).

Figure 2.4.11. Biomass of pelagic fish species in the Barents Sea. Data are taken from; capelin: Acoustic estimates during September-October, age 1+ (ICES AFWG, 2014); herring: VPA estimates of age 1 and 2 herring (ICES WGWIDE, 2014) using standard weights at age (10 g for age 1 and 44g for age 2); polar cod: Acoustic estimates in September-October, age 1+ (Anon., 2014); blue whiting: Acoustic estimates in September-October, age 1+ (Anon., 2014). Polar cod estimates are only available from 1986 onwards and blue whiting estimates from 2001 onwards. Рис. 2.4.11. Биомасса пелагических видов рыб в Баренцевом море. Источники данных: мойва — оценка акустическим методом в сентябре-октябре, возраст 1+ (ICES AFWG, 2014); сельдь — оценка методом ВПА сельди возрастом 1 и 2 г. (ICES WGWIDE, 2014), используя средний вес в определенном возрасте (10 г в возрасте 1 г. и 44 г в возрасте 2 г.); сайка — оценка акустическим методом в сентябре-октябре, возраст 1+ (Anon., 2014); путассу — оценка акустическим методом в сентябре-октябре, возраст 1+ (Anon., 2014). Показатели по сайке доступны с 1986 г., а по путассу — с 2001 г.

Figure 2.4.12. (Includes the 2 figures preceding) 0 age-group abundance indices (in millions of individuals) not corrected for catching efficiency. Note that the vertical axes differ between the two panels. Рис. 2.4.12. (Включает в себя 2 рисунка выше) Индексы численности 0-группы (в миллионах особей) без поправки на уловитость. Следует отметить, что вертикальные оси отличаются на двух графиках.

Пополнение видов рыб в Баренцевом море подвержено значительной межгодовой изменчивости (Рис. 2.4.12). Факторы, влияющие на эту изменчивость, включают в себя массу нерестового запаса, климатические условия, доступность корма, а также численность и распространение хищников. Колебания пополнения некоторых видов, включая треску и сельдь, также были связаны с изменением притока атлантических вод в Баренцево море.

Треска (Gadus morhua)

Взрослая треска ежегодно совершает нерестовые миграции из Баренцева моря к западному побережью Норвегии (2.4.13). Нерест проходит преимущественно в районе Лофотенских островов в марте-апреле. Личинки трески затем переносятся Норвежским прибрежным течением и Норвежским атлантическим течением обратно в Баренцево море, где они оседают на дно примерно в октябре. Треска является основным видом и наиболее важным хищником среди рыб Баренцева моря. В её рацион входит широкий спектр кормовых объектов, включая крупный зоопланктон, доступные виды рыб и креветку. Колебания запаса мойвы в значительной степени влияют за рост трески, ее половозрелость и плодовитость; они также косвенно влияют на пополнение запаса трески, поскольку каннибализм трески снижается в годы, характеризующиеся высокой биомассой мойвы. Эвфаузииды являются еще одним важным кормовым объектом для трески в первый год ее жизни (Ponomarenko 1973, 1984); те годы, когда запас мойвы находится на низком уровне, потребление эвфаузиид треской увеличивается (Ponomarenko and Yaragina 1990). Вдоль побережья Норвегии прибрежная треска вылавливается вместе с северо-восточной арктической треской. ОДУ в Норвегии включает в себя как прибрежную треску, так и северо-восточную арктическую треску. Уловы разделяются по видам трески на основе структуры отолитов, пробы которых берутся из промысловых уловов.

Figure 2.4.13. Distribution area for Northeast Arctic cod. Рис. 2.4.13. Район распространения северо-восточной арктической трески.

Пикша (Melanogrammus aeglefinus)

Пикша является важным донным видом, принадлежащим к семейству тресковых, который совершает длительные миграции к местам нереста в Баренцевом море и обратно (Рис.2.4.14). Изменения пополнения запаса пикши связываются с изменениями притока атлантических вод в Баренцево море. Температура воды в первый и второй годы жизненного цикла пикши является индикатором силы годового класса. Если среднегодовая температура воды донного слоя в этот период не превышает 3,8°C, то наличие сильного годового класса маловероятно, даже если все остальные факторы являются благоприятными. Температура воды не является определяющим фактором силы годового класса; однако, резкое повышение или понижение температуры воды может оказать заметное влияние. Пикша питается преимущественно мелкими бентосными организмами, включая ракообразных, моллюсков, иглокожих, червей, и рыбой. Вместе с тем, будучи всеядной, она также питается планктоном. Во время нереста мойвы объектом питания пикши служит мойва и ее икра. Когда численность мойвы находится на низком уровне или же районы распределения пикши и мойвы не совпадают, пикша может переключиться на другие виды, например молодь сельди, эвфаузиидов и других бентических организмов (Zatsepin 1939; Tseeb 1964). Размер запаса пикши подвержен значительным межгодовым изменениям, преимущественно из-за колебаний силы годовых классов. По аналогии с треской ежегодное потребление пикши морскими млекопитающими (в основном тюленями и китами) меняется в зависимости от наличия мойвы. В те годы, когда запас мойвы находится на высоком уровне, значимость пикши в рационе морских млекопитающих минимальна, а когда запас мойвы снижен, доля пикши потребляемая ими увеличивается.

Figure 2.4.14. Distribution area for Northeast Arctic haddock. Рис. 2.4.14. Район распространения северо-восточной арктической пикши.

Окунь (Sebastes mentella and Sebastes norvegicus)

Окунь-клювач (S. mentella) и золотистый окунь традиционно считались важными промысловыми видами в экосистеме Баренцева моря, однако в настоящее время размер их запаса находится на крайне низком уровне. Молодь окуня питается планктоном (Dolgov and Drevetnyak, 1995), в то время как более взрослые особи едят крупную добычу, включая другие виды рыб (Dolgov and Drevetnyak, 1993). До 1990 г. летом и осенью пелагические воды Баренцева моря в огромных количествах заполнялись окунем в постларвальной стадии(Рис. 4.2.15). Эта 0 группа окуня питалась планктоном и служила кормовой базой другой более крупной рыбе. Нет достаточного понимания, заняли ли другие планктофаги нишу, которая когда-то принадлежала морскому окуню. Ввиду того, что окуни относятся к живородящим рыбам и выметытывают живых личинок, считается, что существует сильная взаимосвязь между возрастным составом запаса и уровнем пополнения. Считается, что низкая численность личинок и молоди окуня в Баренцевом море служит показателем низкого размера нерестового запаса. Промысел обоих видов в настоящее время ограничен с целью восстановления нерестового запаса. Ожидается, что эти меры улучшат его состояние и приведут к увеличению добычи.

Figure 2.4.15. Distribution area for golden redfish (left) and deep Sea redfish (right) and in the Barents Sea region. Рис. 2.4.15. Область распределения я золотистого окуня (слева) и окуня-клювача (справа) в районе Баренцева моря.

Черный палтус (Reinhardtius hippoglossoides)

Черный палтус является крупным рыбоядной видом семейства камбаловых, взрослые особи которого в основном обитают в районе континентального склона между Баренцевым и Норвежским морями . Этот вид также распространен в глубоководных районах Баренцева моря (Рис. 2.4.16). Проведенные в 1968—1990 гг. исследования показали, что в желудках черного палтуса преобладали головоногие (кальмары, осьминоги) и рыба (в основном мойва и сельдь) (Nizovtsev, 1975; Shvagzhdis, 1990; Michalsen and Nedreaas, 1998; Dolgov, 2000). С увеличением длины хищника становятся хорошо заметны онтогенетические изменения в предпочтении кормовых объектов: уменьшаются доля небольших кормовых объектов (креветки и мелкой мойвы) и увеличивается доля более крупных рыб. В желудках наиболее крупных образцов черного палтуса (длиной более 65—70 см была обнаружена большей частью треска и пикша.

Figure 2.4.16. Distribution area for Northeast Arctic Greenland halibut. Рис. 2.4.16. Район распространения северо-восточного арктического черного палтуса.

Мойва (Mallotus villosus)

Мойва является ключевым видом, так как она питается зоопланктоном около кромки льда и обычно является важным кормовым объектом для высших хищников в Баренцевом море. Таким образом, она служит главным переносчиком биомассы из северной части Баренцева моря на юг (Hamre, 1994). В летние месяцы мойва мигрирует на север вслед за границей ледового покрова. Таким образом, она имеет постоянный доступ к новым районам продукции зоопланктона, которые появляются при таянии льда. К сентябрю-октябрю она часто достигает 78—81˚ с.ш. и затем начинает миграцию в южном направлении для нереста у северных берегов Норвегии и России. Во время нерестовой миграции мойвы ей активно питается треска, другие рыбоядные виды рыб, некоторые виды морских млекопитающих и птицы (Рис. 4.2.17) (Dolgov, 2002).

Численность молоди сельди в данном районе также влияет на пополнение мойвы. Сообщается, что когда в Баренцево море заходят крупные годовые классы сельди, на следующий год пополнение запаса мойвы достаточно низко, а еще через год происходит коллапс запаса (Gjøsæter and Bogstad, 1998). В последние годы пополнение и размер запаса мойвы были на среднем уровне, хотя биомасса молоди сельди в данном районе также была не среднем уровне.

Figure 2.4.17. Distribution area for Barents Sea capelin. Рис. 2.4.17. Район распределения баренцевоморской мойвы.

Сельдь (Clupea harengus)

Нерест сельди происходит вдоль западного побережья Норвегии. Личинки затем переносятся на север в прибрежные районы на юге Баренцева моря, а также в некоторые норвежские фьорды. Молодь распространена в южных районах моря, которая на протяжении примерно трех лет служат районами активного роста. Затем молодь мигрирует на запад и на юг вдоль побережья Норвегии и присоединяется к взрослой части популяции (Рис. 4.2.18). На юго-востоке Баренцева моря обитают как норвежская весенненерестующая сельдь, так и местные популяции сельди (чёшско-печорская сельдь). Эти два вида можно отличить по количеству позвонков. При оценке молоди сельди акустическим методом доля каждой из популяций расчитывается отдельно для каждого квадрата ВМО (Всемирной метеорологической организации) (1° широты x 2° долготы).

Figure 2.4.18. Distribution area for Norwegian spring-spawning herring during its life cycle (Belikov et al., 2004). Рис. 2.4.18. Район распространения норвежской весенненерестящейся сельди на протяжении жизненного цикла (Belikov et al., 2004).

Сайка (Boreogadus saida)

Сайка — это холодноводный вид, обитающий преимущественно в восточных и северных районах Баренцева моря. Нерест происходит как в юго-восточной части моря, так и к востоку от Шпицбергена (Рис. 2.4.19). Данный вид является кормовым объектом многих морских млекопитающих и арктической трески (Orlova et al., 2001). Сайка является полупелагическим видом и обитает в нижней части водной толщи. Она кормится планктоном и имеет достаточно короткий жизненный цикл: рыбы возрастом более 5 лет практически не встречаются. В настоящее время промысел запасов практически не ведется.

Figure 2.4.19. Distribution area for polar cod. Рис. 2.4.19. Район распространения сайки.

Путассу (Micromestisius poutassou)

На северо-востоке Атлантики путассу преимущественно распространена в Норвежском море (Рис. 2.4.20). Северная граница ее распространения находится на границе с Баренцевым морем, и там популяция относительно мала. В годы с притоком теплых атлантических водных масс путассу может заходить в Баренцево море в больших количествах, и тогда она становится преобладающим видом в западных районах моря. Это имело место в 2000—2001 гг., и численность путассу оставалась на высоком уровне до 2007 г. В начале жизненного цикла (до 5 лет) этот вид является преимущественно планктофагом, но затем он становится более рыбоядным.

Путассу, мойва, сайка и молодь сельди преимущественно питаются планктоном. Районы распространения этих видов пересекаются минимально: путассу обитает на западе, мойва — на севере, сайка — на востоке (с небольшим пересечением в районе Шпицбергена), а сельдь — на юге. В юго-западных районах область распространения путассу и сельди может пересекаться, однако они обычно обитают на разных глубинах в водной толще. Отсутствие пересечения ареала обитания с другими преобладающими пелагическими видами как в областях распространения, так и в глубинах обитания свидетельствует о низком уровне межвидовой конкуренции за питание местным зоопланктоном.

Figure 2.4.20. Distribution area for blue whiting. Рис. 2.4.20. Район распространения путассу.

Сайда (Pollachius virens)

Сайда является бореальным видом, обитающим в северо-атлантических водах (Рис.2.4.26). В северо-восточной Атлантике выделяются шесть запасов сайды: 1) к западу от Ирландии; 2) к западу от Шотландии; 3) у Исландии; 4) у Фарерских островов; 5) в Северном море; и 6) на северо-востоке Арктики — вдоль побережья Норвегии (62º с.ш. от Мёре до Кольского полуострова) и в юго-восточной части Баренцева моря. Она также встречается в районе Шпицбергена в небольших количествах.

Figure 2.4.21. Distribution area saithe.Рис. 2.4.21. Район распределения сайды.

Исследования с мечением сайды указывают на то, что этот вид совершает и нагульную, и нерестовую миграции. Кроме того, происходит миграция между запасами. Молодь сайды может активно мигрировать от западного побережья Норвегии в Северное море. Взрослые особи следуют за норвежской весенне-нерестующей сельдью далеко в Норвежское море, иногда вплоть до Исландии и Фарерских островов. Сайда встречается в пелагической так и демерсальной зонах водной толши на глубинах от 0 до 300 м. Она часто формирует плотные скопления, например в пелагической зоне, куда течениями приносятся ее кормовые объекты. Основными видами в рационе сайды являются каланоидные копеподы, криль и другие ракообразные. С возрастом она в большей степени начинает предпочитать в качестве пищевых объектов другие виды рыб: сельдь, шпрот, молодь пикши, тресочку Эсмарка и путассу. Сайда в северо-восточной Атлантике нерестится зимой, пик ее нереста приходится на февраль и проходит на глубинах от 150 до 200 м при температуре 6—10˚C. Она совершает ежегодные нерестовые миграции от северного побережья Норвегии в районы у западного побережья Норвегии. Иногда она также мигрирует в северные районы Северного моря, однако, не в таких масштабах. Основными районы нереста являются Лофотеские острова, Халтенбанкен и отмели у губернии Мёре-ог-Ромсдал. Икра и личинки переносятся течением на север. В качестве нагульных районов 0 группа сайды испольует прибрежные области, простирающиеся от западного побережья Норвегии до юго-восточных районов Баренцева моря. Затем они мигрируют к прибрежным отмелям в возрасте 2–4 лет.

Другие промысловые виды

В Баренцевом море и прилегающих водах обитают три вида зубаток: полосатая (Anarhichas lupus), пятнистая (A. minor) и синяя (A. denticulatus). Зубатка является крупной (до 180 см) долгоживущей (до 25 лет) демерсальной рыбой. Благодаря особенностям жизненного цикла она уязвима перед эксплуатацией. Полосатая и пятнистая зубатки являются объектом коммерческого промысла, в то время как промысел синей зубатки минимален.

Камбала-ерш (Hippoglossoides platessoides) многочисленна и широко распространена в Баренцевом море. Будучи одним из самых часто встречающихся донных видов рыб, она играет важную роль в бентическом сообществе. Учитывая, что промысел данного вида почти не ведется, подробная информация о его жизненном цикле и экологии практически отсутствует, а физические процессы, влияющие на его динамику, не до конца понятны. По данным экосистемных съемок методом площадей в 2004—2013 гг. численность камбалы-ерша была оценена в 300 000—600 000 тонн. Это, вероятно, минимальная оценка численности запаса.

Sign up via our free email subscription service to receive notifications when new information is available.