Биотические взаимодействия

Детеныши белого медведя, поедающие тушу тюленя. Фото: Норвежский полярный институт

Экосистемные взаимодействия
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Состав и характер миграции живых организмов в Баренцевом море определяется различием природных условий между атлантическими и локальными водными массами (Matishov 1986a). Пищевая сеть имеет 5—6 трофических уровней: фитопланктон → зоопланктон → пелагическая рыба → придонная рыба → морские птицы → морские млекопитающие (включая белого медведя Ursus maritimus). Видовое разнообразие относительно высоко по сравнению с другими арктическими морями. Всего в Баренцевом море было зарегистрировано 3245

таксонов фауны (Sirenko, 2001). Из них бентическая макрофауна (60%) и мейофауна составляет абсолютное большинство известных видов. Большая часть (80%) общей биомассы бентической фауны относится к 24 таксонам, а 50% от нее составляют всего 8 видов, Эти бентические организмы, к которым относятся донные скопления рыб и беспозвоночных как промысловых, так и нет, переносят значительную долю энергии в системе (Wassmann et al., 2006) (Рис. 2.6.1).

Рис. 2.6.1. Общая схема пищевой сети в экосистеме Баренцева моря (из Yaragina and Dolgov, 2009).

Как и в других морских системах в Баренцевом море фитопланктон является основным источником первичной продукции. В связи с этим, изменения годовой продукции фитопланткона, вызванные колебаниями климатических и океанографических условий, окажут прямое влияние на функционирование всей морской экосистемы. Виды зоопланктона служат трофическим звеном между фитопланктоном (первичным продуцентом) и организмами, расположенными выше в пищевой цепи. Таким образом, благоприятные условия для цветения фитопланктона / первичной продукции возле кромки льда по мере его отступления летом и осенью временно поддерживают большие концентрации ракообразных и других видов зоопланктона, которые служат пищей рыбе, морским птицам и млекопитающим. Цветение в атлантических водах проходит не настолько интенсивно как возле кромки льда. Несмотря на это, оно продолжается в течение более долгого периода времени, и, как следствие, его общая фитопланктонная продукция выше. Первичная продукция резко увеличивается весной, когда толщина смешанного слоя уменьшается и он оказывается выше критической глубины, что позволяет водорослям получать достаточно света для роста и образования скоплений. Это может происходить и раньше в районе кромки льда, где в результате его таяния образуется рассол, что вызывает раннюю стратификацию. Начало продукции в более южных атлантических водах зависит от более медленно развивающейся термальной стратификации (Falk-Petersen et al., 2000; Wassmann et al., 2006).

Весеннее цветение в атлантических водах особенно важно для размножения Calanus finmarchicus, преобладающего растительноядного копепода в центральной части Баренцева моря. Его жизненный цикл занимает один год, и каждое новое поколение развивается весной и летом, питаемое сезонным цветением фитопланктона. Хищный зоопланктон, например амфиподы Themisto spp.), может питаться C. finmarchicus, составляя конкуренцию планктоноядной рыбе, такой как мойва и сельдь. В то же время виды хищного зоопланктона могут стать пищей для тех же самых видов рыб. Среди всеядного зоопланктона наиболее важными считаются виды криля (например Thysanoessa spp.). Основными видами зоопланктона в атлантической половине Баренцева моря являются C. finmarchicus и Thysanoessa inermi, в то время как в арктических водах преобладают более крупные виды, такие как Calanus glacialis и амфиподы (Melle and Skjoldal 1989; Dalpadado and Skjoldal 1996; Dalpadado 2002; Ellingsen et al., 2008). На первичную (фитопланктон) и вторичную (зоопланктон) продукцию оказывают влияния колебания температуры, солености, ветровой режим и динамика ледового покрова (Rey, 2004; Wassmannetal, 2006). В холодные периоды первичная продукция в Баренцевом море может снижаться вследствие увеличения ледового покрова и, как следствие, уменьшения зоны продукции. В свою очередь, это может привести к уменьшению вторичной продукции в холодные периоды (Yarangina and Dolgov, 2009).

Мелкие пелагические планктоноядные рыбы оказывают восходящее влияние на высших хищников, лишая их наиболее выходных в энергетическом плане источников пищи, и нисходящее влияние на мезозоопланктон (Yarangina and Dolgov, 2009). Специализирующаяся на питании планктоном мойва является наиболее важной планктоноядной рыбой и ключевым для экологии Баренцева моря видом (Hamre, 1994; Gjøsæter, 1998). Мойва потребляет большое количество богатого липидами мезозоопланктона, преимущественно копеподов, эвфаузиидов и амфиподов, и поэтому служит важным связующим звеном между более низкими и более высокими трофическими уровнями. Косяки мойвы совершают ежегодные нагульные миграции на север обычно следуя за цветением у границы кромки льда и последующего за ним ростом зоопланктона. Мигрирующая на север мойва формирует своеобразный «мойвовый фронт» и относительно быстро истощает запасы доступного корма (Hassel et al., 1991). Она также является богатым источником пищи для морских млекопитающих (e.g., Folkow et al., 2000; Nilssen et al., 2000). Другие виды рыбы, находящиеся на том же трофическом уровне включают молодь сельди, сайку, путассу и ряд других рыб 0 группы (Hamre, 1994; Bogstad et al., 2000; Gjøsæter and Ushakov, 2003; Wassmann et al., 2006).

Треска относится к высшим хищникам в Баренцевом море, и ее рацион служит хорошим индикатором состояния экосистемы Мойва является наиболее важным кормовым объектом трески (Bogstad and Mehl, 1997; Bogstad and Gjøsæter, 2001). Другие важные объекты питания трески включают криль (Euphausiacea); сайку; амфиподов (преимущественно Hyperiidae); креветку (Pandalus borealis); пикшу (Melanogrammus aeglefinus); сельдь; путассу (Micromesistius poutassou) и молодь трески. Она также может потреблять значительное количество взрослой сельди (Bogstad and Mehl, 1997). Помимо трески к другим многочисленным запасам рыбоядных рыб в Баренцевом море относятся пикша, морской окунь (Sebastes spp.), черный палтус (Reinhardtius hippoglossoides); камбала-ерш (Hippoglossoides platessoides) и звездчатый скат (Raja radiata) (Bogstad et al., 2000; Dolgov, 2002). В последние годы биомасса других рыбоядных рыб в Баренцевом море была низкой по сравнению с треской и пикшей (Eriksen (Ed.), 2014). Согласно доступной информации о питании этих видов, рыба составляет менее половины всего рациона (Wassmann et al., 2006).

Таблица 2.6.1. Оценка численности (N, миллионов особей) и биомассы (B, тысяч тонн) основных демерсальных видов рыб в Баренцевом море в период 2004—2012 гг. (Eriksen (Ed.), 2014).

Год   2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 LMT
1 Полосатая зубатка N 14 15 26 42 25 20 17 20 22 27 12 23
2 Полосатая зубатка B 7 6 11 11 14 8 17 13 9 30 12 13
3 Пятнистая зубатка N 12 11 12 12 13 9 7 9 13 13 8 11
4 Пятнистая зубатка B 31 92 46 42 51 47 37 47 83 84 51 56
5 Синяя зубатка N 3 3 2 3 3 3 3 6 8 12 6 5
6 Синяя зубатка B 26 26 19 25 22 31 25 42 45 52 34 31
7 Камбала-ерш N 2957 2910 3705 5327 3942 2600 2520 2507 4563 4932 3046 3596
7 Камбала-ерш B 311 280 378 505 477 299 356 322 584 565 413 408
7 Обыкновенная камбала N 52 19 36 120 57 21 34 36 21 36 170 43
7 Обыкновенная камбала B 43 11 19 55 29 13 21 26 13 29 121 26
7 Малый морской окунь N 39 110 219 64 24 17 26 83 114 233 105 93
7 Малый морской окунь B 4 15 19 10 4 2 2 9 12 25 6 10
7 Золотистый окунь N 13 23 16 20 42 12 22 14 32 75 45 27
7 Золотистый окунь B 9 11 16 11 17 11 4 5 8 20 13 11
7 Окунь-клювач N 263 336 526 796 864 1003 1076 1271 1587 1608 927 933
7 Окунь-клювач B 106 143 219 183 96 213 112 105 196 256 208 163
7 Черный палтус N 182 358 430 296 153 191 186 175 209 160 43 234
7 Черный палтус B 39 53 77 86 76 90 150 88 86 94 53 84
7 Пикша N 757 1211 3518 4307 3263 1883 2222 1068 1193 734 1110 2016
7 Пикша B 261 342 659 1156 1246 1075 1457 890 697 570 630 835
7 Сайда N 36 31 28 70 3 33 5 9 14 18 3 25
7 Сайда B 41 26 49 98 7 29 9 10 13 33 6 32
7 Треска N 1513 1012 1539 1724 1857 1593 1651 1658 2576 2379 1373 1750
7 Треска B 1074 499 810 882 1536 1345 2801 2205 1837 2132 1146 1512
7 Тресочка Эсмарка N 620 1026 1838 2065 3579 3841 3530 5976 3089 2267 1254 2783
7 Тресочка Эсмарка B 13 14 32 61 97 131 103 68 105 40 37 66

 

Сообщество птиц в Баренцевом море разнообразно и многочисленно, и здесь сосредоточены одни из самых крупных скоплений морских птиц в мире (Norderhaug et al., 1977; Anker-Nilssen et al., 2000). Эти распространенные и важные для окружающей среды виды получают всю или почти всю пищу из моря, потребляя огромное количество рыбы и беспозвоночных. Они остаются в Баренцевом море на протяжении значительной части года. Потребление морских кормовых объектов птицами приводит к значительному возврату питательных веществ в экосистему в виде экскрементов (Zelikman and Golovkin, 1972; Wassmann et al., 2006). Максимальная численность морских птиц имеет место весной-летом. В районе Баренцева моря 10 миллионов морских птиц ежегодно потребляют 1,2 миллиона тонн биомассы (Barrett et al. 2002). Тем самым они играют важную роль в переносе органических веществ и нутриентов с моря на сушу (Ellis, 2005). Этот перенос имеет особое значение для продукции в Арктике, важным ограничительным фактором для которой является недостаток питательных веществ. Хотя большинство морских птиц мигрирует за пределы Баренцева моря на зиму, некоторые виды остаются здесь целый год. Их численность зависит от ледовых условий. В «теплые» года с небольшим количеством льда в ходе морских съемок в Баренцевом море отмечается большее число кайр, чем в «холодные» годы (Erikstad et al., 1990). Распределение морских птиц в Баренцевом море во значительной степени определяется доступностью и распределением пищи. Зимой и весной большая часть морских птиц находятся вблизи богатых пищей кромки морского льда и полярного фронта. Весной и летом большая часть морских птиц сконцентрирована в районе гнездовых колоний. Основные колонии морских птиц находятся на Медвежьем острове, острове Надежды, в юго-восточной части Шпицбергена, губерниях Тромс и Финнмарк, на побережьях Мурмана и Ненецкого автономного округа, Новой Земле и Земле Франца-Иосифа (Wassmann et al., 2006).

Морские млекопитающие являются потребителями продукции на нескольких трофических уровнях в арктических системах. Считается, что благодаря крупному размеру и большой численности некоторые виды оказывают значительное нисходящее влияние на структуру и функционирование более низких уровней в пищевой сети (Bowen, 1997). К морским млекопитающим, приспособившимся к круглогодичному обитанию в Баренцевом море, относятся морж (Odobenus rosmarus), кольчатая нерпа (Phoca hispida), морской заяц (Erignathus barbatus), белуха (Delphinapterus leucas), нарвал (Monodon monoceros) и гренландский кит (Balaena mysticetus). Гренландские тюлени (Pagophilus groenlandicus) обитают как в арктических, так и в субарктических районах Баренцева моря. В Арктике обыкновенные тюлени (Phoca vitulina) обитают круглый год на Шпицбергене, однако ареал обитания этого вида, а также длинномордого тюленя (Halichoerus grypus) в значительной мере ограничен районами умеренных широт, то есть южными районами Баренцева моря. К морским млекопитающим, которые совершают сезонные миграции в этот регион относятся белый полосатик (Balaenoptera acutorostrata), финвал (B. physalus), горбатый кит (Megaptera novaeangliae), беломордый дельфин (Lagenorhynchus albirostris), морская свинья (Phocoena phocoena), а также в меньшей степени косатка (Orcinus orca) и синий кит (Balaenoptera musculus) (Wassmann et al., 2006).

 
 
Sign up via our free email subscription service to receive notifications when new information is available.