С отступлением морского льда новые районы на севере Баренцева моря становятся доступными для промысла, в том числе донными тралами. В связи с этим анализ уязвимости (Jørgensen et al., 2015) представляет особый интерес для WGIBAR. Имеющиеся знания о реакции бентических сообществ на воздействие траления по-прежнему являются поверхностными. Данные экосистемной съемки 2011 г. о бентосе использовались для оценки уязвимости бентических видов к тралению на основе риска быть пойманными или поврежденными донным тралом (отчет WGIBAR 2016).

В большинстве лет, когда проводились измерения, биомасса бентоса в северо-восточной части Баренцева моря (СВ) была выше средней по всей акватории Баренцева моря (рис. 4.6.1). Однако с 2013 г. и по настоящее время средняя биомасса (см. также черные стрелки на рисунке 3.4.3) снижается, и в 2016 г. она была рекордно низкой (<20 кг/мор. м.) и ниже средней по всему Баренцеву морю.

Предыдущие коллапсы запаса

За последние три десятилетия размер запаса мойвы в Баренцевом море претерпел значительные изменения. Три коллапса запаса (когда численность была низкой и промысел был приостановлен) имели место в 1985–1989, 1993–1997 и 2003–2006 гг. Резкое снижение размера запаса также наблюдалось в 2014-2016 гг., а в 2015 и 2016 гг. биомасса была ниже 1 миллиона тонн, что ранее было определено как пороговое значение перед коллапсом.

Для того, чтобы сделать выводы касаемо совокупного воздействия траления, необходимо составление обширных карт как промыслового усилия, так и донных местообитаний. Как правило, ответная реакция бентических организмов на возмущения зависит от субстрата, глубины, орудия лова и типа организма. Характеристики дна Баренцева моря практически не известны, и отсутствие карт бентических местообитаний и биоты в высоком разрешении (100 м) в настоящее время является наиболее серьезным препятствием для эффективной защиты уязвимых местообитаний от промысловой деятельности.

Взаимодействие между треской, мойвой и сайкой является одним из ключевых факторов, регулирующих состояние этих запасов. Треска питается мойвой и сайкой, и доступность этих видов для трески разнится. В годы, когда температура была близка к среднемноголетней, пересечение трески с мойвой и сайкой было меньшим, чем в последние теплые годы. Как правило, треска потребляет большую часть мойвы во время нерестовой миграции последней в весенний период (1+2 кварталы), однако в северных районах потребление также было высоким в осенний период (3+4 кварталы) особенно в последние годы (рис. 4.2.3).

Влияние промысла на экосистему обобщено в главе, посвященной экосистемным факторам в отчете AFWG (ICES 2016c), и к основным положениям относятся:

Баренцевоморский запас сайки в 2016 г. находится на среднем уровне. В Норвегии промышленный лов сайки велся в 1970-х гг. Россия ведет относительно регулярный промысел этого запаса с 1970 г. Тем не менее, на протяжении многих лет объемы промысла были столь малы, что, согласно предположениям, он оказывает крайне незначительное влияние на динамику запаса. Размер запаса измеряется акустическим методом с 1986 г., и за период наблюдений он колебался от 0,1 до 1,9 миллиона тонн. С 2010 г. размер запаса уменьшился до крайне низкого уровня в 2015 г.

Мойва

Предметом исследования являлся рацион мойвы на протяжении десяти лет (2006-2015 гг.) в Баренцевом море, где она является ключевым кормовым объектом, особенно трески (Gadus morhua). Данные ПИНРО/ИМИ о распределении мезозоопланктона свидетельствуют о низкой биомассе планктона в центральной части Баренцева моря, что, вероятнее всего, вызвано прессом хищничества мойвы. В Баренцевом море отмечено значительное различие рациона мелкой (<14 см) и крупной (≥14 см) мойвы.

Sign up via our free email subscription service to receive notifications when new information is available.