3.9.2 Антропогенное воздействие: Промысел моллюсков и ракообразных

Рыболовство и другие виды промысла 2017
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Северная креветка (Pandalus borealis)

Просысел северной креветки в Баренцевом море ведется норвежскими и российскими судами на всем ареале распространения запаса. Суда третьих стран могут вести траловый промысел креветки только в районе Шпицбергена и в открытой части Баренцева моря — участке международных вод, ограниченном ИЭЗ Норвегии и России. Для северной креветки не установлен суммарный ОДУ, а промысел регулируется при помощи контроля за интенсивностью вылова, лицензирования и частичного ОДУ только в российской зоне. Минимаьный разрешенный размер ячеи составляет 35 мм.

Прилов ограничивается обязательным использованием селективных решеток и временным закрытием промысла в районах с высоким приловом молоди трески, пикши, черного палтуса, окуня и креветок (длинна карапакса <15 мм или общая длина <6 см). С 1977 г. уловы колебались между 19 000 и 128 000 тонн/год. С середины 1990-х гг. проходит масштабная реструктуризация флота, направленная на уменьшение количества и увеличение размера судов. С 1995 г. средняя мощность двигателя креветколовного судна в подрайонах ИКЕС I и II повысилась с 1000 ЛС (лошадиных сил) до более, чем 6000 ЛС в начале 2010-х гг., а количество промысловых судов значительно сократилось. С 2000 г. общий улов снизился с примерно 83 000 тонн вслед за снижением экономической рентабельности промысла. После минимума в примерно 20 000 тонн в 2013 г. уловы вновь начали расти и достигли примерно 34 000 тонн в 2015 г., однако снизились до 30 000 тонн в 2016 и 2017 гг. По оценке на 2017 г. промысел запаса носил устойчивый характер, а его размер находился значительно выше предупредительных предельных ориентиров на протяжении всей истории промысла. С учетом этого, ориентируясь на MSY-подход, ИКЕС рекомендовал установить ОДУ на 2018 г. в размере 70 000 тонн (ICES 2017).

Географическое распределение запаса в 2009—2015 гг. смещено на восток по сравнению с предыдущими годами (рисунок 3.9.2.1). В результате этого объемы уловов в более традиционных западных районах промысла сократились. Последние доклады указывают на более низкую интенсивность вылова, чем можно было ожидать, учитывая в целом хорошее состояние запаса. Это может быть связано с операционными затратами на перемещение относительно небольшого флота из более традиционных районов промысла и поиски новых районов с коммерчески рентабельными концентрациями креветки.

Рис. 3.9.2.1. Плотность креветки, полученная методом обратных взвешенных расстояний (напр. Fisher et al., 1987) между траловыми станциями (черные точки) в ходе Совместной российско-норвежской экосистемной съемки (равновеликая коническая проекция Альберса для Европы). Карта за 2016—2017 гг. отсутствует.Рис. 3.9.2.1. Плотность креветки, полученная методом обратных взвешенных расстояний (напр. Fisher et al., 1987) между траловыми станциями (черные точки) в ходе Совместной российско-норвежской экосистемной съемки (равновеликая коническая проекция Альберса для Европы). Карта за 2016—2017 гг. отсутствует.

Промысел северной креветки в Баренцевом море и водах, прилегающих к архипелагу Шпицберген велся с 1950-х гг. Российский промысел был начат в 1976 г. Наибольшие уловы были отмечены в середине 1980-х гг. (более 120 тысяч тонн), а также в 1990—1991 и 2000 гг. (примерно 80 тысяч тонн). С 2005 г. общий годовой улов северной креветки в данном районе остается на уровне 20—40 тысяч тонн (рис. 3.9.2.2).

Рис. 3.9.2.2. Индекс общей биомассы и уловы северной креветки в Баренцевом море и водах вокруг архипелага Шпицберген в 1982—2017 гг. (Zacharov, 2017 с изменениями).Рис. 3.9.2.2. Индекс общей биомассы и уловы северной креветки в Баренцевом море и водах вокруг архипелага Шпицберген в 1982—2017 гг. (Zacharov, 2017 с изменениями).

Уловы северной креветки российскими судами в 2017 г. составили примерно 4 тысячи и имели место преимущественно в Центральной котловине, а также около Новой Земли и Земли Франца-Иосифа.

Траловые съемки запасов северной креветки проводятся в Баренцевом море с 1982 г. В 2005—2016 гг. запас был относительно стабилен (рис. 3.9.2.2).

В 2017 г. общая биомасса северной креветки (рассчитанная методом площадей) составляла 314,2 тысяч тонн, что на 1,5% выше, чем в 2016 г. и на 8% ниже среднего многолетнего значения. Согласно ежегодной оценке общий улов северной креветки в Баренцевом море и водах вокруг архипелага Шпицберген обычно достигает 70 тысяч тонн (Zakharov, 2017).

Камчатский краб (Paralithodes camtschaticus)

Коммерческий промысел камчатского краба в российской экономической зоне Баренцева моря ведется с 2004 г. Согласно российским нормативно-правовым актам в области рыболовства, самцов крабов с шириной карапакса равной или превышающей 150 мм можно ловить только с использованием ловушек.

Интенсивная эксплуатация запаса в 2005—2006 гг. привела к уменьшению про-мысловой части популяции камчатского краба, а также снизила эффективность промысла. Снижение промысловой нагрузки в 2011 г. способствовало росту популяции и последующей стабилизации промыслового запаса. В последующие годы также увеличился общий улов (рис. 3.9.2.3): в 2016 г. обший улов камчатского краба в российской экономической зоне составил 8,3 тысячи т (табл. 3.9.2.1).

Рис. 3.9.2.3. Индекс промыслового запаса и общий улов камчатского краба в российской экономической зоне Баренцева моря в 2006—2016 гг. (Bakanev & Stesko, 2017).Рис. 3.9.2.3. Индекс промыслового запаса и общий улов камчатского краба в российской экономической зоне Баренцева моря в 2006—2016 гг. (Bakanev & Stesko, 2017).

Табл. 3.9.2.1. Основные показатели российского промысла камчатского краба в 2006—2016 гг. (Bakanev & Stesko, 2017).

 

Год Индекс промысло-вого запаса,
тыс. т
Совокупный улов Средний вес добытого краба, кг
тыс. особей тыс. т
2006 73,3 3082 12,639 4,1
2007 54,9 2667 10,934 4,1
2008 39,6 2266 9,291 4,1
2009 22,5 1971 6,309 3,2
2010 21,4 1313 3,940 3,0
2011 28,4 1276 3,702 2,9
2012 39,0 1736 5,209 3,0
2013 54,8 1784 5,531 3,1
2014 94,8 1712 5,995 3,5
2015 90,4 1725 6,381 3,7
2016 82,5 2075 8,300 4,0

Одна из наиболее детальных съемок с применением ловушек с целью оценки распределения промыслового запаса камчатского краба была проведена в 2013 г. Результаты съемки свидетельствуют о том, что наиболее плотные концентрации самцов крабов промыслового размера (более 1000 экз./км²) отмечались на Рыбачей и Кильдинской банках, в восточной части Мурманского поднятия, а также в южной части Северной Канинской Банки (рис. 3.9.2.4). В других частях данного района численность самцов промыслового размера колебалась от 100 до 500 особей/км2 (рис. 3.9.2.4). Соответственно, скопления промысловых крабов сместились на восток в западную часть Канино-Колгуевского мелководья. Наибольшее распространение ареала камчатского краба на восток было отмечено в 2015 и 2017 гг. Две взрослых особи (самец и самка с кладкой яиц) были обнаружены на востоке Печорского моря рядом с о. Вайгач и у юго-западного побережья архипелага Новая Земля. Изменения в распространении могут быть вызваны, как миграцией при поиске новых источников пищи, так и потеплением климата.

Рис. 3.9.2.4. Распространение промыслового запаса камчатского краба (самцы промыс-лового размера, экз./км2) осенью 2013 г. в российской экономической зоне Баренцева моря по данным оценочной съемки с применением ловушек (Bakanev & Stesko, 2017).Рис. 3.9.2.4. Распространение промыслового запаса камчатского краба (самцы промыс-лового размера, экз./км2) осенью 2013 г. в российской экономической зоне Баренцева моря по данным оценочной съемки с применением ловушек (Bakanev & Stesko, 2017).

В 2016 г. промысел камчатского краба в восточной части Баренцева моря, на Мурманском поднятии и Канинской банке вели десять российских судов, ис-пользуя прямоугольные и трапециевидные ловушки. Наибольшие уловы были получены на юго-востоке Мурманского поднятия за пределами 12-мильной прибрежной зоны. В 2016 г. индекс промыслового запаса камчатского краба составлял 82,5 тыс. тонн (таблица 3.9.2.1, Bakanev and Stesko, 2017).

Краб-стригун (Chionoecetes opilio)

Промысел краба-стригуна норвежскими, испанскими и российскими судами начался в международных водах Баренцева моря (открытой части моря) в 2013 г. Российские суда вели промысел краба в этом районе до 2016 г. В 2016 г. российские суда начали промысел краба-стригуна в российских водах (рис. 3.9.2.5). В 2017 г. российский промысел краба-стригуна велся только в пределах российской ИЭЗ.

Figure 3.9.2.5. Russian fishery of the snow crab location in the Barents Sea in the international waters in 2013-2016 (1) and nationality waters in 2016 (2) (Bakanev and Pavlov, 2017)Рис. 3.9.2.5. Местоположение российского промысла краба-стригуна в Баренцевом море в международных водах в 2013—2016 гг. (1) и национальных водах в 2016 г. (2) (Bakanev and Pavlov, 2017).

При промысле краба-стригуна российские суда обычно используют конические ловушки. Статистика российского промысла краба-стригуна в Баренцевом море в 2013—2016 гг. показана в табл. 3.9.2.2.

Табл. 3.9.2.2. Статистика российского промысла краба-стригуна в Баренцевом море в 2013—2016 гг. (Bakanev, Pavlov, 2017).

Год Количество судов Общая продолжительность промысла в днях Количество ловушек, тыс. Общий улов, тонн
Международные воды (открытая часть Баренцева моря)
2013 2 22 2,4* 62,0
2014 12 1153 788,7 4104,2
2015 20 3119 2894,7 8894,6
2016 18 2576 2687,5 6486,7

Российские воды

2016 5 178 91,7 1499,9

За период нерегулируемого промысла в открытой части Баренцева моря в 2003—2016 гг. общий международный улов краба-стригуна превысил 55 тысяч тонн. В 2015—2016 гг. средний дневной улов снизился на 10—20% от оценочного значения за 2014 г. (Bakanev and Pavlov, 2017).

Снижение эффективности промысла свидетельствует о значительном перелове баренцевоморского запаса краба-стригуна. Для разрешения этой ситуации Россия и Норвегия в 2016 г. достигли договоренности о совместном управлении промыслом краба-стригуна в международных водах (открытой части Баренцева моря) с целью предотвращения нелегального, несообщаемого и нерегулируемого промысла.