3.9.1 Антропогенное воздействие: Рыбный промысел

Fishing boats. Photo: Stein Tronstad, Norwegian Polar Insitute

Рыболовство и другие виды промысла 2018
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Совокупные уловы

Рыбный промысел оказывает наиболее сильное антропогенное влияние на запасы рыб в Баренцевом море и, таким образом, на функционирование всей экосистемы. В то же время значительное влияние на наблюдаемые колебания как видов рыб, так и экосистемы оказывает климат и трофические взаимодействия. На протяжении последнего десятилетия уловы наиболее важных промысловых видов в Баренцевом море и прилегающих водах Норвежского и Гренландского морей колебались в диапазоне 1,5—3 млн тонн и уменьшились в последние годы (рис. 3.9.1.1).

Колебания объемов улова в регионе зависят как от динамики экосистемы, влияющей на промысловые запасы, так и факторов управления. Для всех основных видов существуют согласованные правила регулирования промысла, обычно используемые при определении ОДУ, а величины фактического промыслового изъятия обычно близки к установленным значениям ОДУ.

Рис. 3.9.1.1. Общие уловы наиболее важных запасов в Баренцевом море и прилегающих водах Норвежского и Гренландского морей (включая уловы во всем районе ИКЕС IIa, т.е. вдоль всего побережья Норвегии вплоть до 62° с.ш. на юге) в 1965—2017 гг. Также включен вылов норвежской весенненерестующей сельди за пределами района ИКЕС IIa. Кроме того, в Баренцевом море в небольших количествах облавливаются другие запасы (см. сайт ИКЕС).Рис. 3.9.1.1. Общие уловы наиболее важных запасов в Баренцевом море и прилегающих водах Норвежского и Гренландского морей (включая уловы во всем районе ИКЕС IIa, т.е. вдоль всего побережья Норвегии вплоть до 62° с.ш. на юге) в 1965—2017 гг. Также включен вылов норвежской весенненерестующей сельди за пределами района ИКЕС IIa. Кроме того, в Баренцевом море в небольших количествах облавливаются другие запасы (см. сайт ИКЕС).

Промысловая смертность и стратегии промысла

Рыбный промысел воздействует на экосистему путем изъятия значительного объема рыбы для употребления в пищу и других целей. Промысел не считается устойчивым, если он снижает пополнение запаса. Управление запасами отдельных видов часто нацелено на оценку состояния запаса при помощи ориентиров, называемым биологическими опорными критериями (BRP). При одновидовом управлении BRP обычно определяются через промысловую смертность (F), общую биомассу запаса (TSB), биомассы нерестового запаса (SSB), а также целевые и предельные опорные критерии. Предельные BRP определяют максимальный уровень F и минимальный уровень B, которых следует придерживаться. Для определения состояния промысла и предложения управленческих мер эти BRP затем сравниваются со значениями F и B, полученными в ходе оценки запасов.

Превышение порогового уровня промысловой смертности (Flim) при промысле постепенно приведет к уменьшению нерестового запаса до уровня Blim, ниже которого пополнение будет ослаблено. Таким образом, Flim может использоваться в качестве индикатора неустойчивого промысла, который оказывает негативное влияние как на запас, так и на экосистему. В то же время, поддержание F ниже Flim а запаса — выше Blim не обеспечивает достаточного уровня охраны. Увеличение доли более мелких и молодых взрослых особей в запасе, вызванное высоким промысловым усилием, приводит к уменьшению репродуктивного потенциала запаса по сравнению с запасом, где имеются взрослые особи более широгого диапазона размеров и возрастов. Поэтому интенсивность и схема ведения промысла должны соответствовать этим биологическим потребностям.

Некоторое время назад в деятельность ИКЕС по выработке рекомендаций была внедрена концепция максимального устойчивого вылова (MSY). Подход ИКЕС к рекомендациям относительно промысла объединяет осторожный подход, максимально устойчивый вылов и экосистемный подход в единую консультативную структуру. Целью этого, в соответствии с совокупностью международных руководящих принципов, является содействие принятию управленческих решений по устойчивому промыслу продуктивных популяций рыб в здоровых морских экосистемах. Максимальный устойчивый вылов - это широкая концептуальная задача, направленная на достижение максимально возможного вылова в течение бесконечно долгого промежутка времени. Опорные критерии MSY были определены для ряда запасов и включены в стратегии управления промыслом.

Помимо этого промысел нельзя считать оптимальным, если рыба вылавливается слишком рано, т.е. до того, как реализуется ее естественный потенциал роста. Это называется переловом по размеру и снижает общий объема вылова в сравнении с объемом, который мог бы быть получен, если бы рыба имела возможность вырасти до репродуктивного размера/возраста. Введение минимального промыслового размера рыбы и селективных орудий лова являются наиболее распространенными управленческими мерами, направленными на недопущение перелова по размеру.

Личинки и молодь всех донных видов рыб являются важными хищниками, питающимися зоопланктоном. Таким образом, важно, чтобы в здоровой морской пищевой сети производилось достаточное количество планктона для питания планктоноядных видов беспозвоночных и рыб, а также продукции на высших трофических уровнях, включая виды рыб, морских птиц, морских млекопитающих и человека. В рамках экосистемного подхода к управлению особенно важно рассматривать продукцию на всех трофических уровнях с многовидовой точки зрения.

Треска, пикша и сайда 

Для баренцевоморских запасов трески, пикши и сайды приняты планы управления, основанные на промысловой смертности (F), и в большинстве случаев они используются при определении величин ОДУ. В настоящее время эти запасы облавливаются в объемах близких к или ниже MSY (рис. 3.8.1.2), а их размер выше уровня Bpa. В 2016 г. ИКЕС был опробовал ряд вариантов правил регулирования промысла (ПРП) для трески и пикши. Осенью 2016 г. Смешанной российско-норвежской комиссией по рыболовству было принято новое правило контроля промысла для трески, согласно которому при большом размере запаса, F повышается. ПРП пикши не изменилось. Текущее ПРП сайды было установлено Норвегией в 2013 г.

Рисунок 3.9.1.2. Годовые коэффициенты промысловой смертности для запасов северо-восточной арктической трески, пикши и сайды в сравнении с планом управления промыслом (FMP), то есть величиной используемой в планах управления данными запасами, когда SSB > Bpa (и SSB<2*Bpa для трески) (ICES 2018). Следует обратить внимание, что сайда преимущественно встречается вдоль побережья Норвегии и вблизи побережья к югу от Баренцева моря и в небольших количествах в самом Баренцевом море. Рисунок 3.9.1.2. Годовые коэффициенты промысловой смертности для запасов северо-восточной арктической трески, пикши и сайды в сравнении с планом управления промыслом (FMP), то есть величиной используемой в планах управления данными запасами, когда SSB > Bpa (и SSB<2*Bpa для трески) (ICES 2018). Следует обратить внимание, что сайда преимущественно встречается вдоль побережья Норвегии и вблизи побережья к югу от Баренцева моря и в небольших количествах в самом Баренцевом море. 

В некоторые периоды интенсивность промысла была критически высокой. Благодаря введению правил регулирования промысла, а также улучшению нормативно-правовых актов и контроля последние годы эта проблема стала менее актуальна. Тем не менее, недавнее повышение интенсивности вылова трески требует тщательного мониторинга. Установленный на 2019 г. ОДУ трески на 50 тыс. тонн выше рекомендованного ИКЕС и соответствует ожидаемой промысловой смертности в 0,50 (не показано на рис. 3.9.1.2).

Большой размер запаса трески в настоящее время вызывает озабоченность ввиду того, что он «слишком большой» по отношению к доступности кормовой базы и допустимой нагрузке на экосистему. Да данный момент большой размер запаса оказывает незначительное влияние на динамику популяции трески, однако эта проблема определенно остается актуальной. Введение правила регулирования промысла с целью повышения уровня F при большых размерах запасов может являться шагом к принятию этой проблемы во внимание. Тем не менее, концепция того, что запас может быть «слишком большим» в настоящее время не включена в структуру выработки рекомендаций ИКЕС, хотя эти факторы хорошо известны, например, в управлении пресноводными рыбными ресурсами и ресурсами дикой фауны.

Мойва

Промысел мойвы управляется при помощи стратегии сохранения установленной минимальной величины биомассы нерестового запаса. MSY мойвы сильно зависит от размера запаса трески и практически не имеет смысла в одновидовом контексте. Промысел мойвы в Баренцевом море не велся в 2004—2008 гг. из-за неудовлетворительного состояния запаса. В 2009—2013 гг. размер запаса позволил был достаточно большим для квоты в размере от 200 000 до 400 000 тонн. Впоследствии размер запаса, а также объем вылова снизились, имел место «мини-коллапс» запаса, и промысел был закрыт в 2016-2017 гг. Промысел был возобновлен в 2018 г. с ОДУ, установленным на уровне 205 000 тонн. Однако осенью 2018 г. вновь было обнаружено сокращение запасов мойвы. В соответствии с текущим ПРП, рыбный промысел в 2019 г. не рекомендован.

С 1979 г. промысел мойвы регулировался при помощи квот, установленных в соответствии с правилом регулирования промысла, введенным Норвежско-российской комиссией по рыболовству. ИКЕС считает, что правило регулирования промысла соответствует предосторожному и экосистемному подходам к управлению рыболовством. Будучи кормовой рыбой в экосистеме, где численность двух высших хищников (трески и пикши) в настоящее время высока, мойва подвергается значительному прессу хищничества. Промысел приурочен к преднерестовому периоду (в основном, февраль-март), а вылов регулируется при помощи модели, учитывающей естественную смертность, включая потребление треской. С 1979 г. установлен минимальный размер улова в 11 см. Правило регулирования промысла разработано с целью обеспечить сохранение биомассы нерестового запаса выше предложенного уровня Blim в 200 000 тонн (с вероятностью в 95%).

Черный палтус

Для синекорого палтуса не были предложены или приняты предельные опорные критерии. Результаты оценки по-прежнему считаются неточными из-за трудностей с определением возраста и качеством входных данных. Экспериментальные оценки принимаются в качестве отражающих тенденции запаса. Хотя многие аспекты оценки остаются неясными, не зависящие от промысла индексы размера запаса, полученные по результатам исследовательских съемок, свидетельствует об увеличении размера запаса за последнее десятилетие, который сейчас выравнивается. Из-за низкого пополнения в ближайшие годы ожидается некоторое снижение размера запаса. В связи с этим важно не увеличивать интенсивность промысла и уловы выше текущих показателей. Реконструкция ретроспективных уровней запаса и его эксплуатации (до 1992 г.) необходима для лучшего определения опорных критериев и разработки обоснованных правил регулирования промысла.

Окунь-клювач (Sebastes mentella)

Аналитическая оценка и рекомендации даются совместно для районов ICES 1 и 2. Промысел S. mentella (окуня-клювача) ведется как в территориальных, так и в международных водах, которые управляются при помощи различных планов управления разными управляющими организациями. Пелагический промысел S. mentella ведется в Норвежском море за пределами ИИЗ с 2004 г. Этот промысел регулируется Комиссией по рыболовству в северо-восточной части Атлантического океана (NEAFC). С 2014 г. в Норвежской экономической зоне разрешен новый направленный демерсальный и пелагический промысел, управление которым осуществляет Совместная норвежско-российская комиссия по рыболовству (СРНК). На 44-й сессии СРНК было принято решение разделить общий ОДУ между странами следующим образом: Норвегия: 72%, Россия: 18%, третьи страны: 10% (в виде прилова в рыбоохранной зоне вокруг Шпицбергена (Шпицберген): 4,1%, и международные воды Норвежского моря (район NEAFC): 5,9%). Это разделение было подтверждено на 48-й сессии СРНК в 2018 г., но между СРНК и NEAFC нет соглашения относительно этого разделения.

Это в основном целевой промысел; в то время как часть ОДУ отведена для покрытия прилова Норвегией, Россией и третьими странами. Географическое распределение норвежских уловов в 2017 г. показано на рисунке 3.9.1.3. Модели избирательности флота по возрасту указывают на то, что большая часть рыбы, пойманной демерсальным флотом, имеет возраст 11 лет и старше, в то время как пелагический флот в основном ловит рыбу в возрасте 14 лет и старше. Избирательность демерсального флота, как представляется, сместилась в сторону более поздних возрастов только в 2014 г.

Рисунок 3.9.1.3. Sebastes mentella в районах 1 и 2. Местоположение уловов S. mentella норвежскими промысловыми судами в 2017 г. как при целевом промысле, так и в виде прилова.Рисунок 3.9.1.3. Sebastes mentella в районах 1 и 2. Местоположение уловов S. mentella норвежскими промысловыми судами в 2017 г. как при целевом промысле, так и в виде прилова.

Рекомендации ICES в отношении окуня-клювача в подрайонах 1 и 2 предоставляются раз в три года. На основании запроса СРНК ICES в 2018 г. провела оценку возможных планов управления этим запасом. Правило регулирования промысла (ПРП) с Btrigger = 450 000 т и F19+ = 0,06 было оценено и предложено, но официально не согласовано. Согласно этому правилу, ОДУ на 2019 г. был установлен на 53 757 т. ПРП должен быть пересмотрен в 2023 г. после следующих исследований зрелости S. mentella в Норвежском море, которые запланированы на 2019 и 2022 гг. 

Золотистый окунь (Sebastes norvegicus

Предельные опорные критерии еще не были приняты. Показатели биомассы нерестового запаса снижались с 1990-х гг., и в настоящее время находятся на минимальном уровне за весь временной ряд. Промысловая смертность остается высокой, однако имеются признаки улучшения пополнения. Принимая во внимание крайне низкий SSB (ниже любого из опорных критериев) и слабое пополнение, ИКЕС на протяжении ряда лет рекомендовал не вести промысел данного запаса. Большая часть уловов данного запаса приходится на прилов. Промысел в основном сосредоточен на зрелых особях. С предполагаемым в настоящее время SSB около 23 000 тонн, а Fmsy - 0,05, можно ожидать, что устойчивый вылов составит порядка 1000–1 500 тонн. Текущие уловы значительно выше этого уровня.  Необходим план восстановления запасов. Sebastes norvegicus в настоящее время включен в Норвежский красный список как находящийся под угрозой исчезновения (EN) вид в соответствии с критериями, установленными Международным союзом охраны природы и природных ресурсов (МСОП). Внесение в красный список означает, что вид (или запас) находится под угрозой исчезновения.

Сайка (Boreogadus saida

Начало промысла сайки практически не представляло экомического интереса, и в последние годы лов данного вида не велся. Согласно измерениям в ходе экосистемной съемки Баренцева моря, размер запаса был крайне низким, кроме однолетнего повышения в 2016 г.  Достоверной информации о размерах запасов сайки в 2018 г. нет, но предполагается, что она находится на более низком уровне. Исторически промысел, который преимущественно велся Россией, проходил в конце осени, когда скопления сайки облавливались во время нерестовых миграций на юг вдоль побережья Новой Земли. conducted mainly by Russia, and took place in late autumn when concentrations of polar cod were targeted during southward spawning migrations along the coast of Novaya Zemlya.

Зубатка

Три вида зубаток — полосатая (Anarhichas lupus), пятнистая (Anarhichas minor) и синяя (Anarhichas denticulatus) — вылавливаются преимущественно в виде прилова при промысле тресковых в Баренцевом море, но также и целевым ярусным промыслом. С 1905 по 1950 гг. объем международного вылова зубаток в Баренцевом море и вдоль северного побережья Норвегии увеличился со 100 до 14 000 тонн. До 1998 г. годовые уловы составляли от 6000 до 44 500 тонн. Большие уловы в 1997—2001 гг. были преимущественно вызваны интенсивным целевым промыслом синей зубатки в связи с регулированием прилова других ценных видов (напр. черного палтуса) и растущим рынком в России. После 2001 г. совокупные уловы зубаток к северу от 62° с.ш. снизились, однако незначительно улучшились в последние годы, достигнув 24 862 тонн в 2017 г. В последние два года российские уловы повысились до 18 000 тонн с примерно 13 000 тонн — величины, которая поддерживалась на протяжении ряда лет. Норвежские уловы в последние годы находились на уровне 6000 тонн (рис. 3.9.1.6). Пятнистая и синяя зубатки составляют более 90% общего улова зубаток в Баренцевом море. Полосатая зубатка вылавливается преимущественно в береговой зоне и также за пределами прибрежных районов.

Рис. 3.9.1.4. Официальные уловы различных видов зубаток Россией (вверху) и Норвегией (внизу) к северу от 62° с.ш. в 2000–2017 гг.Рис. 3.9.1.4. Официальные уловы различных видов зубаток Россией (вверху) и Норвегией (внизу) к северу от 62° с.ш. в 2000–2017 гг.

Другие виды рыб

Информация о видовом составе норвежского промысла к северу от 67 с.ш. получена от норвежского эталонного флота (NRF) — 15 судов в открытом море и 24 прибрежных промысловых судов, привлеченных Институтом морских исследований. Подобная информация о промысле в настоящее время передается с данных судов в плановом порядке каждый день или раз в два дня. Влияние, оказываемое промыслом на виды, управление которыми не ведется, и саму экосистему будет являться предметом дальнейших исследований.

В Gullestad et al. (2017) описана практическая реализация экосистемного подхода к управлению рыболовством (EAFM) в Норвегии. Она включает определение целей управления и разработку простых и эффективных инструментов. которые позволят определить потребности в области управления и их приоритетность, в то же время включая более широкие проблемы, связанные с охраной природы, и обеспечивая вовлеченность заинтересованных сторон.

К видам, представляющим экономический интерес, но не рассматриваемым в этой главе, относятся менек и мольва, а также вылавливаемые в относительно небольших количествах макрурус, атлантический палтус, другие камбаловые, пинагор, хек, поллак, мерлуза, тресочка эсмарка, серебрянка, семга, катран, скаты и моллюски.

Logo ICES