Морской окунь (Sebastes mentella и Sebastes norvegicus)

Виды рыб
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

На протяжении более 10 лет в Баренцевом море наблюдалось крайне низкое пополнение популяции окуня (Рис. 4.3.42); однако в последнее время были отмечены признаки улучшения ситуации. С учетом этого, важно предпринять меры по максимальной защите молоди данного вида, чтобы она не погибала в качестве прилова при любом из ведущихся промыслов, например, при промысле креветки в Баренцевом море и в районе Шпицбергена, где часто отмечается большое количество прилова молоди окуня (Figure 4.3.43). Данная мера позволит годовым классам, пополняющим популяцию, максимально способствовать ее восстановлению (ICES AFWG, 2014).

Глубоководный окунь-клювач (Sebastes mentella)

Вероятно, что только поколения, появившиеся до 1995 г., будут вносить существенный вклад в пополение нерестового запаса в ближайшие годы, поскольку следующие за ними поколения (1996 – 2003 гг.) были крайне слабыми. Проводимые в течение нескольких лет управленческие меры по защите и обеспечению роста годовых классов после 2003 г., вероятно, привели к увеличению численности и биомассы данного вида, которые были в последнее время отмечены вдоль континентального шельфа и в пелагиали Норвежского моря. Необходимость в охране данных годовых классов существует ввиду того, что они могут увеличить размер нерестового запаса в будущем.

С 1990-х гг. промысел глубоководного окуня-клювача (S. Mentella) в Баренцевом море был ограничен приловом при демерсальном промысле. С 2004 г. развивается новый пелагический промысел данного вида в международных водах Норвежского моря. В 2006 г. промысел достиг рекордного уровня, и общий улов составил 33 000 тонн, что является максимальным показателем с 1991 г. С того момента данный промысел уменьшился, и общий улов S. mentella в Подрайонах I и II в 2012–2013 гг. (демерсальный и пелагический промыслы) составил примерно 10 000 тонн. На протяжении многих лет для данного запаса отсутствовали рекомендации по целевому промыслу. МСИМ принял решение предоставить рекомендации по размеру улова в 2013 г. после того, как в 2012 г. была принята новая оценочная модель. Рекомендуемый улов на 2014 г. составил 24 000 тонн (ICES AFWG, 2014).

Figure 4.3.42. Results from the statistical catch-at-age model showing the development of total biomass (‘000s), spawning stock biomass and recruitment at age 2 for the period 1992-2012, for S. mentella in subareas I and II.Рисунок 4.3.42. Результаты статистической модели вылова рыбы по возрастам, показывающей развитие общей биомассы (2000-ные), биомассы нерестового запаса и пополнение в возрасте 2 лет в течение 1992-2012 гг. для S. mentella в подрайонах I и II.

Figure 4.3.43. Distribution of deep-sear redfish in August-October 2013.Рисунок 4.3.43. Распределение глубоководного окуня-клювача в августе-октябре 2013 г.

Норвежский морской окунь (Sebastes norvegicus)

При отсутствии определенных контрольных показателей невозможно дать полную оценку статуса запаса. На протяжение последнего десятилетия годовые классы были крайне слабыми, и биомасса половозрелой части популяции составляла менее 20 000 тонн (Рис. 4.3.44). Оценка МСИМ показывает значительное снижение численности и указывает на то, что в настоящее время популяция находится в крайне плохом состоянии и ее размер рекордно низок. С учетом медленных темпов роста и низкой продуктивности данного вида, не следует ожидать, что ситуация изменится в лучшую сторону в ближайшем будущем (ICES AFWG, 2014).

Необходимо введение более жестких охранных мер, таких как запрет на целевой промысел и продление ограничительного моратория, уже существовавшего в отношении данного запаса, а также дальнейшее совершенствование регулирования траловых приловов. Также крайне важно максимально защитить молодь от попадания в прилов при промысле других видов, например, при промысле креветки в прибрежных районах, в Баренцевом море и в районе Шпицбергена, а также при пелагическом траловом промысле сельди и путассу в Норвежском море. Данная мера позволит пополняющим популяцию годовым классам максимально замедлять уменьшение размеров запаса. В настоящее время норвежский окунь также вылавливается при целевом промысле демерсальных видов. Необходимо иметь более полные статистические данные по приловам этого промысла и разработать меры по их предотвращению. В 2004–2010 гг. улов составлял примерно 7 000 тонн, но незначитлельно снизился до почти 6 000 тонн в 2011–2012 гг. Такие объемы улова, вероятно, служат одной из причин продолжающегося снижения размера данного запаса (ICES AFWG, 2014).

Figure 4.3.44. Sebastes norvegicus. Mature stock biomass (in thousand tonnes). Bold line – 2013 assessment, dotted line – 2012 assessment. Рисунок 4.3.44. Sebastes norvegicus. Биомасса половозрелого запаса (в тысячах тонн). Жирная линия – оценка 2013 г., пунктирная линия – оценка 2012 г.