Влияние температуры на биомассу бентоса (обновлено в 2016 г.)

Ожидаемое изменение 2017
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Долгосрочные колебания средней биомассы на СЗ, ЮЗ и во всем Баренцевом море демонстрируют сильную корреляцию (рис. 5.3.1). Это может означать, что на западную часть Баренцева моря оказывает влияние фактор, характерный для всего Баренцева моря. Сравнение колебаний придонной температуры (рис. 5.3.1) и биомассы бентоса (рис. 5.3.2) наглядно показывает, что значения обоих параметров снижались в 2007-2010 гг. Тем не менее, в предыдущих исследованиях бентоса было показано, что между переменными, связанными с окружающей средой, и макробентосом существует задержка продолжительностью 3-7 лет (Lyubina et al., 2013; Denisenko, 2013), однако мы считаем, что в случае долгоживущего мегабентоса данная задержка составляет не менее 7 лет.

При использовании максимальной задержки в 7 лет мы наблюдаем прямую корреляцию между температурой и биомассой бентоса.

Рисунок 5.3.1. Средние межгодовые колебания биомассы на ЮЗ (красный цвет, исключены все уловы губок <1 т) и СЗ (зеленый цвет) в 2005-2016 гг. Пунктирной линией показана средняя биомасса в Баренцевом море (см. также рис. y3). СЗ = 74–80° с.ш. и 15-40° в.д. кроме всех станций к З и С от Шпицбергена, ЮЗ = 65– 74° с.ш. и 10–40° в.д. Не включены все станции к западу и северу от Шпицбергена и все уловы губок >1 т.Рисунок 5.3.1. Средние межгодовые колебания биомассы на ЮЗ (красный цвет, исключены все уловы губок > 1 т. Рисунок 5.3.2. Колебания придонной температуры в ЮЗ, СЗ, ЮВ и СВ частях Баренцева моря с 2000 по 2016 гг. СЗ = 74–80° с.ш. и 15–40° в.д кроме всех станций к З и С от Шпицбергена. СВ = 74–80° с.ш. и 40–62° в.д., ЮЗ= 65–74° с.ш. и 10–40° в.д., ЮВ = 65–74° с.ш. и 40–62° в.д.Рисунок 5.3.2. Колебания придонной температуры в ЮЗ, СЗ, ЮВ и СВ частях Баренцева моря с 2000 по 2016 гг. СЗ = 74–80° с.ш. и 15–40° в.д кроме всех станций к З и С от Шпицбергена. СВ = 74–80° с.ш. и 40–62° в.д., ЮЗ= 65–74° с.ш. и 10–40° в.д., ЮВ = 65–74° с.ш. и 40–62° в.д.

Для ЮВ характерен высокий уровень промыслового траления, которое может, совместно с возможным влиянием температуры, частично объяснять низкую биомассу бентоса в этом районе. Это становится более очевидным, если сравнивать ЮВ с высокой биомассой бентоса на СВ, где не ведется траление (Ljubin et al., 2011).

Наибольшая биомасса (исключая уловы губок >1 т) в Баренцевом море была зарегистрирована в СВ части (>60 кг/мор. м.). Район, где биомасса бентоса снижена с 2013 г. (черные стрелки на рис. 3.4.3 в 2013-2016 гг.), совпадают с районами максимального распространения краба-стригуна (рис. 4.2.5), периодом максимального потребления (рис. 4.2.5), а также с районами с повышенной придонной температурой (рис. 3.1.9b). В этой связи мы предлагаем считать резкое снижение биомассы бентоса связанным с воздействием множества факторов.

Рисунок 5.3.3. Среднегодовые колебания средней биомасса на ЮВ (красная линия с желтыми кругами) и СВ (синяя линия, квадраты обозначают общую среднюю биомассу, ромбы - без биомассы краба-стригуна). Пунктирной линией показана средняя биомасса в Баренцевом море (см. также рис. y3). СВ = 74-80° с.ш. и 40-62° в.д., ЮВ = 65-74° с.ш. и 40-62° в.д.Рисунок 5.3.3. Среднегодовые колебания средней биомасса на ЮВ (красная линия с желтыми кругами) и СВ (синяя линия, квадраты обозначают общую среднюю биомассу, ромбы - без биомассы краба-стригуна). Пунктирной линией показана средняя биомасса в Баренцевом море (см. также рис. y3). СВ = 74-80° с.ш. и 40-62° в.д., ЮВ = 65-74° с.ш. и 40-62° в.д.