Вероятное развитие запасов

Ожидаемое изменение 2017
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Естественная смертность мойвы очень высока. Главным хищником, питающимся мойвой, является треска. Размер запаса трески, вероятно, служит главной причиной снижения размера запаса мойвы. Тем не менее, связь между изменениями размера запаса трески и мойвы не очень сильна. Накопленные данные свидетельствуют о том, что вероятность значительного увеличения запаса мойвы низка, пока запас трески остается на высоком уровне (рис 5.2.1).

Годовой класс мойвы в 2016 г. был сильным на стадии 0-группы, и предварительные отчеты о зимней съемке 2017 г.

свидетельствуют о том, что 1-группа мойвы была многочисленной и широко распространенной. Неясно, будет ли подвержен годовой класс 2016 г. такой же высокой смертности в возрасте от 0 до 1 года как и годовой класс 2015 г. Тем не менее, низкая численность неполовозрелой мойвы в 2016 г. свидетельствует о том, что численность половозрелой мойвы в 2017 и 2018 гг. также будет низкой.

Рисунок 5.2.1. Общая биомасса запаса мойвы в сравнении с биомассой нерестового запаса трески годом ранее. Размер круга пропорционален биомассе запаса мойвы годом ранее. Данные по мойве согласно акустическим съемкам 1973-2015 гг., данные по треске из отчета AFWG 2015 г. (ICES 2015c).Рисунок 5.2.1. Общая биомасса запаса мойвы в сравнении с биомассой нерестового запаса трески годом ранее. Размер круга пропорционален биомассе запаса мойвы годом ранее. Данные по мойве согласно акустическим съемкам 1973-2015 гг., данные по треске из отчета AFWG 2015 г. (ICES 2015c).

В ближайшие годы в Баренцевом море ожидается теплый период, благодаря чему треска по-прежнему будет иметь обширный ареал нагула. Тем не менее, учитывая, что ее основной кормовой объект, мойва, в настоящее время находится на низком уровне и ее восстановление до высокого уровня в 2017 или 2018 гг. маловероятно, треска вынуждена компенсировать это путем потребления большего количества альтернативных кормовых объектов.

Во время первого коллапса мойвы треска не смогла полностью компенсировать низкое количество мойвы альтернативными кормовыми объектами и испытала значительное сокращение роста. Во время второго коллапса уровень каннибализма был высок, тогда как во время третьего коллапса не было отмечено негативного влияния на треску. В то же время, во время третьего коллапса численность основных рыбных кормовых объектов и креветки (рисунок 4.2.10) была выше, чем в настоящее время, а численность трески была ниже.

Другие рыбы и другие кормовые объекты, включая бентос, составляют примерно 40% текущего рациона трески в Баренцевом море. Численность и продуктивность этих кормовых объектов неизвестна, и в связи с этим количественная оценка влияния хищничества трески затруднена. Потенциальной добычей являются камбала-ерш, тресочка Эсмарка и мелкие придонные арктические рыбы, такие как ликоды, собачки, и бычки, а также различные крабы, креветки и другие виды бентоса. Крупный запас трески, который, вероятно, продолжит нагуливаться в северной части Баренцева моря, может оказать значительное влияние на другие компоненты экосистемы. Для разделения воздействия хищничества и других прямых видов воздействия, в частности изменения климата, желательно документировать питание трески данными кормовыми объектами. Это также важно для понимания влияния на сам запас трески.

Во время предыдущих коллапсов мойвы важными альтернативными кормовыми объектами для трески служили гиперииды и модоль трески и пикши (рисунок 4.2.1 и 4.2.2). В настоящее время количество гипериид в Баренцевом море очень мало (см. раздел 3.3). Криль также является альтернативным кормовым объектом для трески и его биомасса продолжает оставаться высокой. Распределение краба-стригуна и трески частично совпадает на банках Баренцева моря, и по мере того, как численность краба повышалась, его потребление треской увеличивалось. Треска оказывает нисходящее влияние воздействие на краба-стригуна и регулирует расширение его ареала.

В настоящее время в запасе присутствует более крупная треска, чем ранее. Крупная треска может питаться более широким диапазоном кормовых объектов и плавать быстрее мелкой трески, благодаря чему она может использовать больший нагульный ареал. Это может частично нейтрализовать потенциальное негативное влияние уменьшения численности мойвы на нагул и рост трески. По сравнению с последним коллапсом мойвы в настоящее время доступность альтернативных кормовых объектов несколько ниже, хотя точные количественные оценки этого отсутствуют.

Если сейчас, когда численность мойвы находится на низком уровне, доля молоди трески и пикши в рационе трески увеличится, это приведет к ухудшению пополнения запасов трески и пикши. Кроме того, запас трески больше, чем во время предыдущих коллапсов, что потенциально усиливает это воздействие. Вероятным последствием этого будет умеренное снижение роста трески, которое в конечном итоге окажет влияние на биомассу запаса.

Сайка является ключевым видом в пищевой сети Баренцева моря и важным кормовым объектом для трески, черного палтуса, тюленей, китов и морских птиц. Оценка рациона гренландского тюленя показывает, что только эти тюлени потребляют до 100-400 тысяч тонн сайки во время миграции в районы щенки в Белом море в ноябре-декабре и до 350 тысяч тонн во время миграции на север в июле. Важность сайки как кормового объекта возрастает летом, когда районе в северной и восточной части Баренцева моря свободны ото льда и сайка становится доступна для мигрирующих видов. Из-за пресса хищничества со стороны крупного запаса трески, который распространен до севера Баренцева моря, и ожидаемого продолжения периода потепления Баренцева моря в ближайшие годы сильный годовой класс сайки 2015 г. может значительно уменьшиться по причине хищничества треской.