Антропогенное воздействие: Морской мусор

Загрязнение 2017
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Под морским мусором понимается «любой прочный искусственный или обра-ботанный твердый материал, который был выброшен или оставлен в морской и прибрежной среде". Крупномасштабный мониторинг морского мусора осуществлялся в рамках экосистемной съемки Баренцева моря в период 2010—2017 гг., и с его помощью было задокументировано распространение морского мусора в Баренцевом море (отчеты съемок BESS, Grøsvik et al. 2018).

Баренцево море

Распределение и количество морского мусора оценивались при помощи данных из следующих источников: пелагическое траление в верхнем 60-метровом слое, траление вблизи морского дна и визуальные наблюдения морского мусора, плавающего на поверхности.

Исследование, проведенное Grøsvik et al. 2018, содержит полные результаты анализа данных, полученных при 2265 пелагических и 1860 донных тралениях, а также поверхностных наблюдениях между станциями. Морской мусор был отмечен при 301 пелагическом и 624 придонных тралениях. Всего за этот период имели место 784 визуальных наблюдений морского мусора, плавающего на поверхности воды. На основе Морской мусор наблюдается на всей акватории Баренцева моря и его распределение зависит от плотности материала, морских течений и глубины. Преобладающим типом морского мусора был пластик, и он был отмечен в 72% случаев наблюдений на поверхности, на 94% станций пелагического траления и 86% станций донного траления (рис. 3.9.6.1.1, Grøsvik et al. 2018). Древесина составляла 19% морского мусора, отмеченного на поверхности, и 1% и 17% — при пелагическом и донном тралении соответственно. Материалы других категорий — металл, резина, бумага, текстиль и стекло — наблюдались реже.

Плавающий морской мусор был широко распространен — его наибольший объем наблюдался в центральных, восточных и северных районах (рис. 3.9.6.1). В наблюдениях данной категории преобладала древесина (61,9 ± 21,6% по объему), тогда как пластик составлял 34,6 ± 22,3% по объему. Металл, резина и бумага отмечались реже.

Пелагический морской мусор наблюдался в 13% всех пелагических тралений при средней величине в 58 грамм на улов трала и был широко распространен (рис. 3.9.6.1.1). Пластик составлял основную часть (85,1%) зарегистрированного пелагического морского мусора, со средним значением 0,011 мг м-3, бумага составляла 9,4%, текстиль — 3,9% и наблюдался реже, а другие материалы наблюдались лишь эпизодически. В некоторые годы количество пелагического пластика демонстрировало сильную корреляцию с широтой и долготой, и указывало на северо-восточное распределение в 2010 г. и северное в 2011 и 2014 гг.

Морской мусор в виде прилова при донном тралении наблюдался в 33,5% всех тралений, и его вес составлял в среднем 772 г на один подъем трала. Морской мусор в уловах донным тралом был широко распространен, и его наибольший объем наблюдался в западной части моря , на юге и севере восточной его части, а также вокруг Шпицбергена. Пластик наблюдался на всей акватории Баренцева моря, обработанная древесина — в восточной и северной частях. а метал и резина — на юго-востоке (рис. 3.9.6.1.1 и 3.9.6.1.2). Обработанная древесина преобладала в морском мусоре, захваченном донным тралом, и составила 66% среднего веса всех уловов, где был отмечен какой-либо морской мусор. Пластик составлял 11,4% среднего веса, но преобладал по числу наблюдений. Металл и резина составляли ~10% среднего веса, тогда как число их наблюдений было небольшим. В среднем в Баренцевом море наблюдалось 26 кг км-2 морского мусора, из которого только пластик составлял в среднем 2,9 кг км-2 (Grøsvik et al. 2018).

Рис. 3.9.6.1.1 A: Суммарный морской мусор по данным (A) наблюдений на поверхности, (B) пелагических тралений и (C) донных тралений с 2010 по 2016 гг.Рис. 3.9.6.1.1 A: Суммарный морской мусор по данным (A) наблюдений на поверхности, (B) пелагических тралений и (C) донных тралений с 2010 по 2016 гг.

Рис. 3.9.6.1.2. Пластик и древесина в донных тралах с 2010 по 2016 гг. (A) Только пластик. (B) Только древесина. Разные цвета обозначают разные годы.Рис. 3.9.6.1.2. Пластик и древесина в донных тралах с 2010 по 2016 гг. (A) Только пластик. (B) Только древесина. Разные цвета обозначают разные годы.

В 2017 году наблюдения мусора антропогенного происхождения на поверхности и в уловах тралом производились на борту всех российских и норвежских судов в ходе экосистемной съемки. В этой категории преобладал пластик, присутствующий в 71,3% всех наблюдений (рис. 3.9.6.1.3). Из-за течений непонятно, были ли предметы выброшены в конкретных районах или же были перенесены из других. Древесина была отмечена в 28,4% от всех случаев. Отдельные к Мусор от рыбного промысла наблюдался в 23,5% всех наблюдений пластикового мусора на поверхности (рис. 3.9.6.1.3). К видам мусора от рыбного промысла относятся канаты (код OSPAR 31), веревки и шнуры (32), куски сетей (115), поплавки/буи (37) и т.д.

Доля пластика от промысловой деятельности во всем пластиковом мусоре, уловленном пелагическими (слева) и донными тралами (справа) в ходе экоси-стемной съемки Баренцева моря в 2017 г. (крестики обозначают станции траления). Доля пластика от промысловой деятельности во всем пластиковом мусоре, уловленном пелагическими (слева) и донными тралами (справа) в ходе экоси-стемной съемки Баренцева моря в 2017 г. (крестики обозначают станции траления).

Видеозапись морского мусора

В Buhl-Mortensen and Buhl-Mortensen (2017) опубликованы данные о мусоре с 1778 видеоразрезов. Длина каждого видеоразреза составляет 700 м, среднее поле обзора — 3 м. Видеосъемка морского дня осуществлялась с помощью неавтономной видеоплатформы, оснащенной цветной видеокамерой высокого разрешения (Sony HDC-X300), которая была наклонена вперед под углом 45° во время прохождения разреза. Кроме того, использовались две аналоговые CCD-видеокамеры: одна, направленная вперед, использовалась для навигации, а другая — для наблюдения за кабелем. Для определения ширины поля обзора использовались два лазерных луча (на расстоянии 10 см друг от друга). Видеоустановка буксировалась исследовательским судном на скорости 0,7 узлов и управлялась вручную машинистом лебедки, который поддерживал ее на высоте ~1,5 метров от морского дна.

Процент видеоразрезов, на которых наблюдался мусор, в Баренцевом и Норвежском морях, сравним и составляет 27% и 29% соответственно. Средняя плотность мусора в Баренцевом и Норвежском морях составляла соответственно 202 и 279 ед./км2. Средняя плотность мусора вблизи побережья и в открытом море равнялась 268 и 194 ед./км2 соответственно. Используя среднее значение плотности мусора в акватории (194 пред./км2), общее количество морского мусора в Баренцевом море к югу от Шпицбергена (523 600 км2) по скромным оценкам составляет ~101 миллион предметов, что соответствует 79 тысячам тонн (Buhl-Mortensen and Buhl-Mortensen, 2017).

Рис. 3.9.6.3. Плотность мусора (кг/км2) по данным программы «Мареано» в 2006—2007 гг. Пунктирные линии обозначают границу между Баренцевым и Норвежским морями.Рис. 3.9.6.3. Плотность мусора (кг/км2) по данным программы «Мареано» в 2006—2007 гг. Пунктирные линии обозначают границу между Баренцевым и Норвежским морями.

Видеонаблюдения мусора подразделяются на три категории в зависимости от плотности: на 23% видеоразрезов отмечалась низкая плотность мусора (> 0–1000 предм./км2); на 3,0% видеоразрезов плотность была средней (1000–2000 предм./км2) и лишь на 1,9% видео разрезов она была высокой (> 2000 предм./км2) (рис. 3.9.6.4, Buhl-Mortensen and Buhl-Mortensen, 2017).

Рис. 3.9.6.4. Плотность мусора (ед./км2) по отношению к расстоянию от побережья и в Баренцевом море. Пунктирные линии обозначают группы плотности: высокая > 2000, средняя  1000–2000 и > 0–1000 ед./км2; также представлено количество видеоразрезов в каждой группе в процентах.Рис. 3.9.6.4. Плотность мусора (ед./км2) по отношению к расстоянию от побережья и в Баренцевом море. Пунктирные линии обозначают группы плотности: высокая > 2000, средняя 1000–2000 и > 0–1000 ед./км2; также представлено количество видеоразрезов в каждой группе в процентах.

Распространенность и состав морского мусора, а также плотность отметок от донного трала (TM) изменялись в зависимости от глубины, типа донных отложений, а также рельефа (Buhl-Mortensen and Buhl-Mortensen, 2018). Основными видами мусора были утерянные или выброшенные орудия лова (преимущественно леса и сети) и пластик (мягкий и твердый пластик, а также резина). Распределение мусора отражало распределение интенсивности промысла (плотность записей системы мониторинга судов (VMS)) и плотности ТМ в масштабе региона. Наибольшая распространенность мусора отмечалась у побережья и в районах высокой интенсивности промысла, что отражает данные VMS. Вероятно, что намеренный выброс орудий лова имеет место за пределами основных районов промысла. Большое количество мусора, отмеченное вблизи побережья, вероятно, является результатом выброса орудий лова, однако наличие других разновидностей мусора свидетельствует о поступлении мусора из населенных пунктов на побережье (Buhl-Mortensen and Buhl-Mortensen, 2018).

Мусор на пляжах

Норвежское агентство по окружающей среде ежегодно проводит исследование мусора на пляжах Норвегии начиная с 2011 г. Исследование поедания пластика глупышом (Fulmarus glacialis) проводилось дважды на Шпицбергене (в 1987 и 2013 гг.) и в Северной Норвегии (2011—2015 гг.), а в Южной Норвегии проводится ежегодно с 2002/03 гг. Эти данные были использованы в исследовании по сравнению состава и плотности мусора на пляжах с содержимым желудков глупышей из того же региона, чтобы установить перенос мусора в морские пищевые сети.

Всего с семи норвежских пляжей за период 2011—2017 гг. было собрано 186 168 предметов мусора, в среднем 3650 предметов на 100 метров пляжа. В целом количество мусора уменьшается по мере продвижения на север, и наибольшая разница заметна при сравнении материковой части страны (4000—5000 предметов мусора на 100 метров) и Шпицбергена (145 предметов мусора). В мусоре преобладал пластик (96%), крупные пластиковые предметы часто встречались на Шпицбергене, тогда как мелкие куски пластика и веревки присутствовали в большей доле на юге. Крупные и мелкие рыболовные сети составляли большинство мусора, относящегося к рыбному промыслу, и их доля на Шпицбергене (13%) была выше, чем на материковой части (5—6%).

Глупыши, обитающие в арктических районах, заглатывали меньше пластика, чем те, которые размножались южнее. В обоих районах пластик потребляла большая часть глупышей, однако доля птиц, содержание пластика в желудках которых превышало величину EcoQO, установленную в размере < 0,1, снижалось с 55% в Северном море до 35% в Северной Норвегии и 24% на Шпицбергене. Количество пластика в желудках глупышей соответствует имеющейся информации о загрязнении их районов зимования пластиком, и наименьшее количество наблюдается у шпицбергенской популяции.