Photo: Lawrence Hislop, Norwegian Polar Institute.

Abiotic ecosystem components - data from 2019

Разрез Фулёя — остров Медвежий охватывает приток атлантических и прибрежных водных масс из Норвежского моря в Баренцево море, тогда как Кольский разрез охватывает те же водные массы на юге Баренцева моря. Следует обратить внимание на различие в методе вычисления температуры на этих разрезах: на разрезе Фулёя — остров Медвежий температура осреднена по слою 50–200 м, тогда как на Кольском разрезе температура осреднена по глубине 0–200 м.

Подробнее...

Photo: Morten Ekker, The Norwegian Environmental Agency

Meteorological and oceanographical conditions 2019

Баренцево море стало холоднее с 2015–2016 гг., и похолодание продолжалось с 2018 по 2019 г. Тем не менее температура воздуха и воды по-прежнему остается типичной для теплых лет. На западном входе в Баренцево море температура атлантической воды в 2019 г. была такой же, как и в начале 2000-х гг. Прибрежные и атлантические воды в Кольском разрезе были более пресными по сравнению с 2018 г. Осенью площадь атлантических вод (имеющих температуру > 3 °С) немного сократилась, а площадь арктических вод придонного слоя (имеющих температуру < 0 °С) немного увеличилась по сравнению с 2018 г., в то время как площадь холодных вод придонного слоя (имеющих температуру < 0 °С) почти утроилась по сравнению с предыдущим годом. Ледовый покров увеличился с 2016 г. вследствие более низких температур и снижения притока атлантической воды. В 2019 г. ледовый покров был меньше среднего, но больше, чем в 2018 г.; его сезонный максимум (51 %) был в марте, на месяц раньше обычного, а его сезонный минимум (1 %) был, как обычно, в сентябре.

Подробнее...

Photo: Nick Cobbing, Norwegian Polar Institute.

Meteorological and oceanographical conditions 2019

В 2019 г. индекс САК зимой (декабрь — март) равнялся 2,09, что намного выше, чем в 2018 г. (0,30). Над Баренцевым морем в январе — марте 2019 г. преобладали южные и юго-восточные ветры, а в остальное время года — восточный и северо-восточный. Количество дней со скоростью ветра выше 15 м/с было выше обычного бо́льшую часть года. Однако оно было ниже долгосрочного среднего показателя (1981–2010 гг.) или близко к нему в западной части моря в январе, апреле и октябре, в центральной части в январе, феврале, апреле, августе и декабре, а в восточной части в январе, апреле и декабре. В июне (на востоке) и июле (на востоке и в центре) штормовая активность была рекордно высокой с 1981 г.

Подробнее...

Photo: Jon Aars, Norwegian Polar Institute.

Meteorological and oceanographical conditions 2019

В декабре 2018 г. протяженность ледового покрова в Баренцевом море (выраженная в процентном отношении к общей площади моря) составила 15 % и стала самой низкой с 1951 г. Однако в январе — марте 2019 г. ледообразование значительно ускорилось, и в марте (на месяц раньше обычного) ледовая зона достигла сезонного максимума в 51 % и была близка к долгосрочному среднему показателю (за 1981–2010 гг.) (рис. 3.1.3).

Подробнее...

Photo: Norwegian Polar Institute

Meteorological and oceanographical conditions 2019

Объемный перенос вод в Баренцево море варьирует с периодом в несколько лет. В 2003–2006 гг. годовой объемный перенос вод был относительно большим (рис. 3.1.4). С 2006 по 2014 г. приток был относительно стабильным, прежде чем он существенно увеличился в 2015 г. примерно на 1 Sv выше долгосрочного среднего значения. В 2016 г. приток был относительно низким. С 2017 г. годовой объемный приток в Баренцево море сократился, однако серия данных с мая 2019 г. была остановлена, поэтому годовое значение для 2019 г. в настоящее время следует считать приблизительным. Статистически значимой тенденции изменения годового объемного переноса вод обнаружено не было.

Подробнее...

Photo: Lawrence Hislop, Norwegian Polar Institute.

Meteorological and oceanographical conditions 2019

Температура поверхности моря (SST) (http://iridl.ldeo.columbia.edu), усредненная по юго-западной (71–74° с. ш., 20–40° в. д.) и юго-восточной (69–73° с. ш., 42–55° в. д.) частям Баренцева моря, значительно снизилась в 2019 г. по сравнению с предыдущим годом, и ее среднегодовое значение было самым низким с 2011 г. (рис. 3.1.7). В течение большей части года температура поверхности моря в юго-западной части была близка к долгосрочному среднему значению (1982–2010 гг.); в июле, августе и ноябре были обнаружены небольшие негативные аномалии, равные −0,2, −0,3 и −0,1 °С соответственно; положительные аномалии более чем на 0,5 °С наблюдались только в январе, феврале и сентябре.

Подробнее...

Photo: Ann K. Balto, Norwegian Polar Institute.

Meteorological and oceanographical conditions 2019

Временной ряд данных о площади, покрытой арктическими водными массами на глубине 50–200 м, свидетельствует о значительном сдвиге, имевшем место примерно в 2006 г. (рис. 3.1.14), причем до этого площадь арктической воды была значительно больше, чем впоследствии. Протяженность атлантических водных масс увеличивалась более постепенно в период с 1970 по 2019 г. и в значительной степени варьировала синхронно с температурой притекающей атлантической воды в западной части Баренцева моря (рис. 3.1.14).

Подробнее...

Photo: Ann K. Balto, Norwegian Polar Institute.

Meteorological and oceanographical conditions 2019

Средняя температура в поверхностных, промежуточных и глубинных водах была рассчитана для полигонов с целью возможного включения в многовариантный анализ (рис. 3.1.16). Серия полигонов показывает, что температура в поверхностных, промежуточных и глубинных водах в августе — сентябре 2019 г. была выше среднего значения (за 1981–2010 гг.) в большинстве субрегионов. Исключение составляют внешние пограничные субрегионы, зоны на юго-западе и в троге Франц-Виктория, где она была немного ниже среднего значения. В районе банки Персей температура придонного слоя была в 2019 г. ниже среднего значения.

Подробнее...

Photo: Tor I. Karlsen, Norwegian Polar Institute.

Zooplankton 2019

Биомасса мезозоопланктона всего Баренцева моря осенью 2019 г. оставалась приблизительно на том же уровне, что и в предыдущие годы. Биомасса в западной части притока атлантической воды была выше в 2019 году, а также несколько выше на Центральной возвышенности и банке Персей, чем в предыдущие годы. Биомасса в восточных и северных районах оставалась на относительно высоком уровне, сопоставимом с долгосрочным средним показателем. Биомасса криля показала тенденцию к росту за последние десятилетия и сохранилась высокой в 2019 г. Пелагические бокоплавы почти отсутствовали в 2012–2013 гг., но с тех пор увеличили численность и более широко распространились в районе к востоку от Шпицбергена. Ситуация с планктоном в 2019 г. свидетельствует о хороших кормовых условиях для консументов-планктофагов.

Подробнее...

Photo: Joshua Stevens and Lauren Dauphin, NASA

Phytoplankton and primary production 2019

На основании спутниковой оценки ежегодная чистая первичная продуктивность в Баренцевом море показывает тенденцию к увеличению с удвоением за последние двадцать лет вследствие повышения температуры, которое приводит к уменьшению ледовитости и продлению периода открытой воды.

Подробнее...

Photo: Peter Leopold, Norwegian Polar Institute.

Benthos and shellfish 2019

Бентос представляет собой важнейший компонент морских экосистем. Он может оставаться стабильным с течением времени, характеризуя местную ситуацию, и полезен для объяснения динамики экосистемы в ретроспективе. Он также динамичен и демонстрирует импульсы распространения новых видов, например краба-стригуна и камчатского краба, и изменения, связанные с мигрирующими бентоническими видами (виды хищников и падальщиков, например морские звезды, бокоплавы и брюхоногие в симбиозе с актиниями и без них).

Подробнее...

Photo: Bjørn Frantzen, Norwegian Polar Institute.

Pelagic fish 2019

Рыбы нулевой группы являются важными потребителями планктона и служат кормовой базой для других хищников, благодаря чему они важны для переноса энергии между трофическими уровнями экосистемы. Расчетная общая биомасса видов рыб нулевой группы (трески, пикши, сельди, мойвы, сайки и морского окуня) варьировала от низкого уровня в 165 тысяч тонн в 2001 г. до пика в 3,4 млн тонн в 2004 г. с долгосрочным средним значением 1,7 млн тонн (1993–2017 гг.) (рис. 3.5.1.1).

Подробнее...

Photo: Ann K. Balto, Norwegian Polar Institute.

Demersal fish 2019

Большая часть видов рыб Баренцева моря относится к придонным (Dolgov et al., 2011); это сообщество рыб состоит из примерно 70–90 регулярно встречающихся видов, которые подразделяются на зоогеографические группы. Примерно 25 % относятся к арктическим или преимущественно арктическим видам. Промысловые виды относятся к бореальным или преимущественно бореальным (Андрияшев и Чернова, 1994), за исключением черного палтуса (Reinhardtius hippoglossoides), которого относят либо к бореально-арктическим (Mecklenburg et al., 2013), либо к преимущественно арктическим видам (Андрияшев и Чернова, 1994).

Подробнее...

Photo: Frederik Broms, Norwegian Polar Institute.

Biotic ecosystem components - data from 2019

Непромысловые виды рыб были разделены на группы в соответствии с их биогеографическими особенностями, чтобы оценить их относительную численность, тенденции и подходящие места обитания. Представляется, что численность арктических видов в 2019 г. увеличилась по сравнению с двумя предыдущими годами. Это, вероятно, связано с высокими уловами липаровых. Разделение на зоогеографические группы согласуется с подходящими местами их обитания. Основным фактором выбора мест обитания служит температура.

Подробнее...

Photo: Audun Narvestad, Norwegian Polar Institute.

Marine mammals and sea birds 2019

Летняя численность малых полосатиков в Баренцевом море в последнее время увеличилась со стабильного уровня примерно 40 000 животных до более чем 70 000 животных. Кроме этого, летняя численность горбатых китов в Баренцевом море увеличилась с низкого уровня, отмечавшегося до 2000 г., до примерно 4000 животных в последующие годы. Численность других популяций китообразных остается стабильной. В ходе экосистемной съемки Баренцева моря (BESS) в августе — октябре 2019 г. было замечено 2686 особей десяти видов морских млекопитающих, а также еще 64 особи, которые не были идентифицированы по видам. Усатые киты были распространены более компактно и ближе к югу, чем в предыдущие годы, и встречались главным образом в районе острова Медвежий, а также к северу и западу от острова Надежды (или Хопен) и южнее 78 градуса северной широты. Это могло быть вызвано сокращением численности мойвы.

Подробнее...

Photo: Norwegian Polar Institute

Temporal development 2019

Изменение климата и годичные колебания условий окружающей среды оказывают большое влияние на рыбные запасы и все биологические компоненты экосистемы. Оценка стратегий управления рыбным промыслом должна включать в себя информацию об окружающей среде в качестве составной части основы для принятия решений. Оценка возможной частоты возникновения неблагоприятных ситуаций и их последствий должна проводиться путем анализа рисков с использованием стохастического моделирования.

Подробнее...

Photo: Cecilie Von Quillfeldt, Norwegian Polar Institute.

Temporal development 2019

Общими трендами являются такие тренды, которые схожи для разных компонентов экосистемы. Идентификация общих трендов может служить средством диагностики для обнаружения произошедших изменений, для изучения взаимоотношений биологических сообществ, а также для изучения связи этих сообществ с условиями окружающей среды.

Подробнее...

Photo: Stein Trondstad,Norwegian Polar Institute.

Fisheries and other harvesting 2019

Промысловая активность в Баренцевом море отслеживается при помощи системы мониторинга судов (СМС). На рис. 3.9.4.1 и 3.9.4.2 показана промысловая активность в 2017–2019 гг. на основе российских и норвежских данных. Данные СМС дают ценную информацию о временных и пространственных изменениях промысловой активности.

Подробнее...

Photo: Frode Skarstein, Norwegian Polar Institute.

Fisheries and other harvesting 2019

Статистика судоходства включает как рыболовные, так и другие суда. Суда, за исключением рыболовных, проходят меньшее расстояние, чем в других регионах океана, однако объем перевозок увеличивается с каждым годом (рис. 3.9.6.1).

Подробнее...

Photo: Bjørn Frantzen, NIBIO.

Fisheries and other harvesting 2019

В Баренцевом море активизировалась деятельность, связанная с поиском месторождений, разведочным бурением, а также добычей нефти и газа. В последние годы поиск мест, ценных в этом отношении, усилился и сместился дальше на восток (рис. 3.9.7.1–3.9.7.4).

Подробнее...

Photo: Ann K. Balto, Norwegian Polar Institute.

Fisheries and other harvesting 2019

Антропогенный мусор наблюдался на каждой четвертой (пелагической) и каждой второй (донной) стоянке, причем во всех наблюдениях доминировал пластик. Количество пластика и прочего мусора относительно невелико по сравнению с другими морскими районами.

Подробнее...

Photo: Odd H. Selboskar, Norwegian Polar Institute.

Fisheries and other harvesting 2019

Концентрация загрязняющих веществ в рыбе из Баренцева моря в основном относительно низкая — ниже максимальных уровней, установленных в ЕС и Норвегии для обеспечения безопасности пищевых продуктов. Для большинства веществ концентрации стабильны или несколько снижаются.

Подробнее...

Photo: Peter Leopold, Norwegian Polar Institute.

Interactions, drivers and pressures 2019

На протяжении тринадцати лет (2006–2018 гг.) изучалось питание мойвы в Баренцевом море, где мойва является ключевым видом в пищевой сети — и как добыча, и как хищник. Распределение мезозоопланктона, по данным ПИНРО/IMR, обычно отличается низким показателем биомассы планктона в центральной части Баренцева моря, наиболее вероятно — вследствие пресса хищников со стороны мойвы и других пелагических рыб. Такую же картину отмечали в 2017–2019 гг. В Баренцевом море наблюдается выраженный сдвиг в характере питания при переходе от более мелкой (

Подробнее...

Photo, Frederik Broms, Norwegian Polar Institute.

Interactions, drivers and pressures 2019

Размер запаса мойвы в Баренцевом море подвергся резким изменениям за последние четыре десятилетия. Три падения запаса (когда численность снижалась и на вылов налагался мораторий) случились в 1985–1989, 1993–1997 и 2003–2006 гг. В последний период 2014–2019 гг. расчетный размер запаса значительно колебался. Начиная с 2014 г. отмечалось быстрое уменьшение размера запаса, и в 2016 г. расчетная биомасса мойвы оказалась на самом низком уровне с 2005 г., по данным совместной российско-норвежской осенней экосистемной съемки Баренцева моря (BESS).

Подробнее...

Photo: Peter Leopold, Norwegian Polar Institute.

Interactions, drivers and pressures 2019

Запас сайки в Баренцевом море находился на низком уровне в 2017 и 2018 гг. Норвегия вела промысловый вылов сайки в 1970-е гг.; Россия вела вылов ее запаса на более или менее регулярной основе с 1970 г. Вместе с тем промысел в течение многих лет был настолько невелик, что, как полагают, оказывал очень малое влияние на динамику запаса. Акустические замеры запаса проводят начиная с 1986 г. Размер запаса колебался в диапазоне 0,1–1,9 млн тонн.

Причины колебания запаса сайки

Размер запаса уменьшался с 2010 г. до очень низкого уровня в 2015 г., вырос до 0,9 млн тонн в 2016 г. и снова снизился до 0,4 млн тонн в 2017 г.В 2018 г. съемкой не удалось охватить восточные части Баренцева моря, так что надежной оценки запаса сайки не получено. Однако оценка 2019 г. подтвердила, что в настоящее время запас сайки находится на очень низком уровне. Показатель естественной смертности для этого запаса представляется довольно высоким, что связано с его важностью в качестве добычи для трески и различных популяций тюленей. Представляется, что смертность сайки в последние годы возрастает. С середины 1990-х гг. на Баренцевом море наблюдается общая тенденция к повышению температуры воздуха и воды (см. раздел 3.1); рекордно высокие температуры отмечены в 2000-е гг. Площадь ледового покрова моря никогда не была столь мала, как в 2016 г. В Баренцевом море уменьшилась область арктических вод, а в его большей части стали преобладать более теплые атлантические воды. Эти изменения климата, вероятно, повлияли на распределение и численность арктических видов, например сайки. Следует заметить, что за три последних года температура несколько снизилась, и ледовитость снова возросла. Сайка нулевой группы питается мелкими планктонными организмами, такими как веслоногие и эвфаузиевые, а взрослая рыба питается главным образом крупными арктическими планктонными организмами, такими как Calanus hyperboreus и C. glacialis, а также гиперииды. Биомасса арктических форм зоопланктона в последние годы снижалась, что с наибольшей вероятностью отрицательно повлияло на кормовые условия для сайки нулевой группы. Однако в состоянии взрослой сайки существенных изменений за последние годы не обнаружено. Это указывает на высокую способность к адаптации у этого вида при изменениях окружающей среды и доступе к достаточным кормовым ресурсам. Нынешняя промысловая нагрузка ничтожна по сравнению с 1970-ми гг., когда общий вылов достигал 350 тыс. тонн. Таким образом, общая смертность близка к естественной. С наибольшей вероятностью высокой естественной смертности способствовало выедание треской. Треска — бореальный вид, связанный с умеренными водами. Потепление Баренцева моря оказалось благоприятным для трески, которая распространилось дальше на север. В северных районах ареал трески стал перекрываться с ареалом сайки, поэтому увеличился пресс хищников на сайку, что поспособствовало тенденции к уменьшению ее запаса в последние годы. В зоне перекрывания треска эффективно питается сайкой (см. раздел 4.2). Запас сайки в Баренцевом море имел тенденцию к уменьшению и в последние годы. О механизмах пополнения запаса сайки известно меньше по сравнению с мойвой, но некоторые недавние исследования пополнения запаса сайки (Eriksen et al., 2019, Huserbråten et al., 2019, и Gjøsæter et al., 2020) могут пролить дополнительный свет на этот предмет. Основываясь на модели слежения за потоком частиц, Eriksen et al. (2019) изучили модели дрейфа икринок сайки в районе Шпицбергена. По распределению нулевой группы сделано заключение о том, что нерест отчасти должен был проходить у Шпицбергена, но место этого нереста не установлено. Выпуская «икринки» в нескольких местах Шпицбергенского полуострова — от внутренних фьордов до внешнего берега — и давая этим «икринкам» дрейфовать по течениям до конца лета, а затем сравнивая их распределение с наблюдаемым распределением нулевой группы, авторы смогли отследить в обратном направлении наиболее вероятные места нереста. Поскольку течение вокруг Шпицбергена направлено по часовой стрелке, они заключили, что икра может выметываться во внешних прибрежных зонах у западного, северного и восточного берегов Шпицбергена — возможных зонах нереста, но что места нереста подо льдами к востоку от Шпицбергена составляют наиболее вероятную зону нереста для западной составляющей популяции сайки. Этот результат подтвержден аналогичными исследованиями, проведенными Huserbråten et al. (2019), которые расширили эксперимент с дрейфом частиц на гораздо большее число лет и включили в него всю акваторию Баренцева моря. Управляемая данными биофизическая модель ранних стадий развития сайки, использованная в этой работе, позволила предсказать сильную механистическую связь между выживанием и изменениями ледового покрова и температуры. Ледовый покров имел положительную корреляцию с выживанием икры и личинок сайки, в то время как температура коррелировала с выживанием отрицательно. Модель обратного отслеживания позволила предположить также отступление к северу нерестовых скоплений в восточной части Баренцева моря в качестве возможной реакции на потепление. Gjøsæter et al. (рассматривается) использовали ту же биофизическую модель, чтобы охарактеризовать экологические и онтогенетические свойства особей в начальный период жизни, которые достигли стадии нулевой группы во время и в месте наблюдений, и изучили наличие и механизмы связи ледового покрова, времени его вскрытия, максимальной температуры и биомассы нерестового запаса с моделью выживания личинок. Результаты указывают на то, что высокая ледовитость оказывает значительный положительный эффект, а высокая температура — значительный отрицательный эффект на выживание икры и личинок из восточной нерестовой составляющей. Для западной нерестовой составляющей каких-либо значительных эффектов не обнаружено, что могло быть следствием менее заметной в этом районе изменчивости ледового покрова. Эти недавние исследования подтверждают полученные ранее данные о том, что успешное пополнение запаса сайки связано с ледовым покровом вплоть до выклевывания икры. Однако после выклевывания выживание личинок зависит от доступности корма, которая наступает только после вскрытия льда и запуска первичной и вторичной продукции. Можно предположить, что вскрытие льда синхронизирует эти события, поскольку таяние льда и связанные с ним стабилизация водного столба, прогревание поверхностного слоя и увеличение глубины фотической зоны могут запускать как выклевывание икры, так и продукцию водорослей.

Logo ICES

Подробнее...

Photo: Gunn S. Jaklin, Norwegian Polar Institute.

Interactions, drivers and pressures 2019

Летнее перекрывание мест обитания трески и мойвы увеличилось, особенно в северном регионе, в основном за счет увеличения размера подходящего хабитата для трески и ее возросшего запаса. Вместе с тем изменения горизонтального перекрывания слабо согласуются с изменениями потребления мойвы. Пищевое взаимодействие между треской и мойвой происходит главным образом на банках северной части Баренцева моря, где вертикальное перекрывание с мойвой гораздо важнее для объяснения изменений в потреблении мойвы, чем плотность скоплений мойвы. Экспансия трески на север, вероятно, отрицательно повлияла также на сайку, поскольку сайка стала более доступной для трески.

Подробнее...

Photo: Stein Trondstad, Norwegian Polar Institute.

Fisheries and other harvesting 2019

Коммерческое рыболовство в экорегионе Баренцева моря нацелено на несколько запасов. Крупнейший пелагический промысел нацелен на добычу мойвы с использованием разноглубинного трала.

Подробнее...

Photo: Audun Narvestad, Norwegian Polar Institute.

Fisheries and other harvesting 2019

Контроль численности малого полосатика основан на Пересмотренной процедуре управления (RMP), разработанной Научным комитетом при Международной китобойной комиссии. Вводными параметрами для данной процедуры являются промысловая статистика и оценка абсолютной численности. Действующие квоты основаны на оценках численности по данным съемок, проведенных в 1989, 1995, 1996–2001, 2002–2007 и 2008–2013 гг.

Подробнее...

Photo: Paul Dodd, Norwegian Polar Institute.

Expected changes - 2020

Океанические системы имеют «более долгую память», чем атмосферные. Поэтому априори представляется возможным прогнозировать изменения температуры океана реалистично и на гораздо более отдаленный период по сравнению с атмосферными прогнозами погоды. Однако прогнозирование осложняется вследствие изменений под действием процессов, возникающих как извне, так и на местном уровне, которые работают в разных масштабах времени.

Подробнее...

Photo: Christian Lydersen and Kit Kovacs, Norwegian Polar Institute

Expected changes - 2020

Большинство запасов промысловой рыбы в Баренцевом море соответствует среднему долгосрочному показателю или превышает его. Исключение составляют сайка и морской окунь (Sebastes norvegicus). Кроме того, в настоящее время очень низка численность путассу в Баренцевом море, но из этого запаса в Баренцевом море встречается лишь малая часть молодых возрастных групп и ничтожная часть половозрелой рыбы.

Подробнее...