Обыкновенный тюлень (Phoca vitulina), длинномордый тюлень (Halichoerus grypus) и морская свинья (Phocoena phocoena)

Морские млекопитающие
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Прибрежные виды морских млекопитающих в Баренцевом море включают обыкновенного тюленя, длинномордого тюленя и морскую свинью. Крупные киты также мигрируют вдоль побережья по пути на север, чтобы воспользоваться летним максимумом продуктивности в Баренцевом море. Обыкновенный тюлень является прибрежным видом, который обитает и в Атлантическом, и в Тихом океанах. Обыкновенные тюлени относятся к стадным животным и каждый день в течение всего года выходят на берег во время отлива для отдыха на лежбищах группами от нескольких особей до нескольких сотен животных.

Количество животных на береговом лежбище зависит от фазы и высоты прилива, времени года, погодных условий и других факторов (напр. Reder et al., 2003; Merkel et al., 2013). Хотя предпочтительные места лежбищ обыкновенных тюленей меняются в зависимости от времени года, сами по себе эти животные не являются мигрирующими. Обыкновенный тюлень обитает в основном в районах с умеренным климатом, простирающихся на юг до широты Калифорнии в Тихом океане, штата Мэн в Западной Атлантике и юга Европы в Восточной Атлантике. Тем не менее, обыкновенные тюлени, хотя и в небольших количествах, встречаются в Баренцевом море вдоль северного побережья Норвегии и за границей до 39º в.д. в районе губы Ивановской и губы Савиха. В последние годы обыкновенные тюлени также наблюдались и в Белом море, в Двинской и Онежской губе (Владимир Светочев, личн. комм.). Кроме того, небольшая популяция обыкновенных тюленей обитает на архипелаге Шпицберген, и ее ареал ограничен западным побережьем острова Западный Шпицберген (Blanchet et al., 2014, 2015; Hamilton et al., 2014). Популяция на Шпицбергене состоит из ~2 000 голов (Merkel et al., 2013). Примерно такое же количество животных обитает вдоль побережья губерний Тромс и Финнмарк (Nilssen et al., 2009). Кроме того, примерно 400—500 животных обитают около побережья Мурмана (Zyryanov, 2000). Несмотря на широкое распространение, плотность распределениия обыкновенного тюленя достаточно низка на всем широком ареале его обитания. Норвежская прибрежная популяция является объектом лицензированной охоты и также подвержена смертности от запутывания в жаберных сетях, а также другим видам смертности, связанным с рыбным промыслом. Вплоть до 2010 г. обыкновенные тюлени подвергались неустойчивому воздествию охоты во многих районах вдоль норвежского побережья, включая части Северной Норвегии. Тем не менее, результаты съемок 2011—2014 гг. свидетельствуют о небольшом увеличении популяции обыкновенных тюленей в материковой части Норвегии, включая небольшое увеличение в губерниях Тромс и Финнмарк, которое является следствием ограничения охоты. На обыкновенного тюленя до сих пор разрешена спортивная охота, регулируемая квотами, однако сейчас квоты устанавливаются в соотсветствии с планом управления, чтобы обеспечить существование жизнеспособных колоний обыкновенного тюленя во всех районах его текущего распространения. В некоторых районах озабоченность вызывает возможный прилов животных. В настоящее время производится анализ данных, собранных норвежским опорным береговым флотом, с целью оценки объема прилова. Недавние наблюдения охоты косаток за обыкновенными тюленями вдоль побережья Норвегии также дают основания полагать, что у данного вида может повыситься уровень естественной смертности.

Длинномордые тюлени встречаются только в Северной Атлантике, с границами ареала к югу от штата Мэн на западе и в Балтийском море на востоке. Основные концентрации популяций находятся вокруг Британских островов и острова Сейбл у восточного побережья Канады. Балтийская и норвежская популяция генетически отличаются, как и популяции в восточном и западном районах Атлантики. Субпопуляции в районе Баренцева моря также имеют значительные генетические отличия (Frie and Kondakov, 2008). Даже будучи крупнее обыкновенных тюленей, длинномордые тюлени делят с ними прибрежную зону обитания, однако в разные периоды года они проводят больше времени в море. Этот вид использует множество местообитаний. На большей части ареала они размножаются на суше, однако для лежбищ и окота в зимний период при наличии может использоваться и припайный, и свободно плавающий паковый лед, например в заливе Святого Лоренса на восточном берегу Канады (напр. Tinker et al., 1995). В Баренцевом море длинномордые тюлени встречаются вдоль северного побережья материковой Норвегии и далее на восток вдоль побережья Мурмана. Летом их также иногда наблюдают в Баренцевом море, а в Печорском море их присутствие было задокументировано в ходе аэрофотосъемок моржей (Lydersen et al., 2012a). В прошлом на них велся активный промысел, что привело к тому, что в 1950-х гг. в северных районах осталось всего лишь 2 района размножения, а численность животных значительно снизилась. Например, на Лофотенах популяция насчитывала всего лишь 500-600 особей (Øynes, 1964). Охота в районах размножения была запрещена в Норвегии в 1973 г. В губерниях Тромс и Финнмарк в 2003 г. родилось всего 200 щенков (Nilssen and Haug, 2007). Тем не менее, количество длинномордых тюленей у берегов Финнмарка, вероятно, больше, чем можно предположить на основе местной популяции, так как российские тюлени совершают нагульные миграции в норвежские воды. В 2003—2010 гг. квоты на добычу длинномордого тюленя были установлены в размере 25% от региональной численности популяции, и в этот период ежегодное изъятие составляло примерно 20%. Тем не менее, численность пополнения в губерниях Тромс и Финнмарк увеличилась, что свидетельствует о том, что значительную часть изъятия составляли неместные тюлени. С 2010 г. показатели изъятия значительно снизились в Северной Норвегии благодаря уменьшению квот и отмене вознаграждений от государства. В настоящее время квоты устанавливаются в соответствии с национальным планом управления длинномордыми тюленями, целью которого является сохранение жизнеспособной местной популяции в пределах текущего ареала обитания. В России длинномордые тюлени были внесены в Красную книгу в 1978 г., и с тех пор находятся под охраной. Съемки колоний длинномордого тюленя с подсчетом щенков на побережье Мурмана последний раз проводились в начале 1990, 1991 и 1994 гг., и их результаты свидетельствуют о минимальном размере популяции в 3000—3500 голов (Haug et al., 1994b; Ziryanov and Mishin, 2007).

Морская свинья является мелким зубатым китом с широким ареалом распространения, который включает большую часть умеренных и бореальных вод северного полушария. Известно, что в Атлантическом и Тихом океанах встречаются два или три морфологически отличных подвида. Это самый мелкий вид китообразных в Баренцевом море, относящийся к видам, обитающим преимущественно в прибрежной зоне. Хотя морских свиней иногда и наблюдают в глубоководных районах, они предпочитают мелкие прибрежные воды. Одну морскую свинью неоднократно наблюдали у северного побережья Шпицбергена летом в 2005—2007 гг., часто вместе с группами белух (База наблюдений морских млекопитающих НПИ, Kovacs and Lydersen, 2006). Этот вид обычно обитает небольшими группами и очень редко формирует крупные скопления. Миграции из прибрежных районов в открытое море происходят регулярно, хотя и не на большие расстояния. Морские свиньи живут в южной части Баренцева моря и во фьордах вдоль побережья Норвегии на протяжении всего года. В западной части баренцевоморского ареала они являются строго прибрежными животными, в то время как в восточной части их наблюдают вдоль отмелей в том числе достаточно далеко от берега, например на Канинской и Гусиной банках (Skern-Mauritzen et al., 2008). На основе наблюдений, совершенных во время съемок малого полосатика, можно предположить, что обитающая в открытом море часть баренцевоморской популяции морской свиньи исчисляется примерно ~11 000 особями (Bjørge and Øien, 1995). Для прибрежных зон, где плотность популяции считается наиболее высокой, данные отсутствуют. Морские свиньи случайно прилавливаются при прибрежном промысле жаберными сетями в объемах, которые считаются неустойчивыми в местном масштабе, например в районе Вестфьорда (Bjørge et al., 2013). Для того, чтобы популяция могла выдерживать текущий уровень прилова, необходима миграция морских свиней в данный район из близлежащих вод. Ситуацию в будущем сложно предугадать ввиду того, что маршруты миграции, структура популяции и общая экология морской свиньи в норвежских прибрежных водах недостаточно описаны (Bjørge, 2003).