Мониторинг компонентов экосистемы Баренцева моря

Мониторинг птиц в Баренцевом море. Фото: Одд Киндберг

Оперативный мониторинг Баренцева моря
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times
 

Для оценки состояния физической среды используются несколько источников данных. Наблюдения температуры и солености в районе осуществляются в январе-феврале во время совместной зимней съемки и в августе-октябре во время совместной экосистемной съемки. Стандартные разрезы также являются важной основой для оценки температуры и солености. В частности, мониторинг сезонных изменений ведется на разрезе «Кольский меридиан» и «Фулёй – Медвежий», а также на стационарной станции на о.Ингёй.

Мониторинг климата

На разрезе «Фулёй – Медвежий» ряд гидрометрических вертушек позволяет получать измерения расходов воды через западный вход в Баренцево море с высокой разрешающей способностью. Кроме того, гидродинамические численные модели дают представление о горизонтальном и вертикальном изменении температуры, распределении и переносе водных масс. Со спутника передаются данные об измерениях температуры поверхности моря, солености и ледяного покрова.

Мониторинг фитопланктона

На Рис.3.3.1 и 3.3.2 указаны месяцы, в которые на разрезе «Фулёй – Медвежий» и «Вардё – Север» с норвежских судов были отобраны пробы фитопланктона для измерения видового состава и численности клеток, а также показано распределение (в течение этих месяцев) дат отбора проб в период с 2004 по 2012 гг. По техническим причинам время отбора проб и объем работ не одинаково во все годы, что ограничивает возможность выявить временные изменения видового состава и разнообразия, это особенно значимо в весенние и летние месяцы. Учитывая также значительную мозаичность распределения фитопланктона и возникновение моновидовых «цветений», обнаружение каких-либо изменений в видовом составе за то короткое время, за которое имеются данные, становится весьма сложным.

Figure 3.3.x1: Sampling times and effort for the period 2004-2013 for the VN transect.Рис. 3.3.x1: Время и объем работ по отбору проб за период 2004-2013 гг. на разрезе «Вардё – Север».

Figure 3.3.x2: As for Figure 3.3.x1, but for the FB transect.Рис. 3.3.x2: То же, что и 3.3.x1, но для разреза «Фулёй – Медвежий».

В ходе данных съемок измеряются концентрация хлорофилла на стандартных горизонтах (до 100 м). Видовой состав и численность определяются с 2005 г. по пробам воды. Мурманский морской биологический институт (ММБИ) проводит экспедиции в восточной части Баренцева моря, в ходе которых отбираются пробы хлорофилла, видового состава и относительной численности фитопланктона на стандартных глубинах. Помимо этого, цветные спутниковые изображения показывают динамику цветения фитопланктона.

Мониторинг зоопланктона

Мониторинг распределения биомассы и видов зоопланктона проводится в ходе совместной осенней экосистемной съемки. Совместные российско-норвежские исследования зоопланктона ведутся с 2002 г. Регулярный отбор проб был начат ИМИ в 1979 г., ПИНРО проводил данные исследования с 1982 по 1993 гг. Для забора проб зоопланктона ПИНРО использует сеть Джеди (диаметр 37 см, размер ячеи сита 180 мкм). В качестве стандартного орудия лова зоопланктона ИМИ использует сеть WP2 (диаметр 56 см, размер ячеи сита 180 мкм), а также буксируемый многосеточный отборник планктона типа MOCNESS площадью 1 м2 с 9 сетями, каждая из которых имеет размер ячеи сита 180 мкм. Планктоносборщик MOCNESS в основном используется для получения более качественных данных о вертикальном распределении мезозоопланктона, это орудие также в некоторой степени более эффективно в отношении более крупных форм зоопланктона, таких как стреловидные черви, эвфаузииды и гиперииды. Однако уже несколько лет в выборочных районах норвежского сектора Баренцева моря используется норвежский Макропланктонный трал. Метод отбора проб предусматривает дублированный «косой» облов одновременно с двух научно-исследовательских судов, «G.O. Sars» и «Johan Hjort», с погружением сети с поверхности моря почти до дна. Целью данного метода является получение объединенных проб макропланктона (например, эвфаузииды и гиперииды), для более качественной оценки структуры их популяции. Макропланктонный трал – это мелкоячеистый планктонный трал с диаметром входного отверстия примерно 38 м2 и с натянутыми сетями с шагом ячеи 3 мм от устья трала до заднего конца (См. Melle et al. 2006, Wenneck et al. 2008, Krafft et al. 2010, Heino et al. 2011). Скорость буксировки трала обычно составляет 2,5-3 узла.

В 2005 г. был проведен сравнительный анализ уловов, полученных сетями Джеди и WP2 в ходе совместных осенних экспедиций. Оценивались биомасса и видовой состав улова. Значения биомассы, полученные при помощи этих двух орудий, весьма схожи. Отчет о сравнении использования двух видов оборудования был подготовлен на совместной встрече, проходившей в ИМИ в мае 2006 г., и на симпозиуме «ЭкоСевер» в г. Тромсё в марте 2007 г. В ходе экосистемной съемки в августе-сентябре 2007 г. была использована специально разработанная система, которая позволила закрепить рядом одну норвежскую сеть WP2 и одну российскую сеть Джеди для отбора проб в толщи воды на выборочных станциях для сравнения эффективности отбора проб различных компонентов мезозоопланктона этими двумя сетями. С использованием такой сдвоенной сети было проведено в общей сложности 19 тралений. Пробы были подготовлены для сравнения биомассы, затем был организован семинар в Бергене 22-26 октября 2007 г., в ходе которого российские и норвежские специалисты проанализировали видовой состав и численность мезозоопланктона в большинстве проб. Все траления сдвоенной сетью были выполнены при вертикальной скорости 0,5 м/с с НИС «G.O. Sars». В настоящее время проводится анализ результатов этой работы, отчет о результатах будет представлен позднее. В ходе экосистемной съемки в 2013 г. были получены дополнительные данные с помощью трала со сдвоенной сетью WP2/Джеди. В этот раз 19-20 августа 2013 г. было выполнено 40 тралений с помощью двухсеточной системы, половина из них проводилась в ночное время, другая половина – в дневное время. Одной из целей данной работы было сравнение показателей эффективности орудия при увеличении скорости подъема трала с 0,5 до 1 м/с. Уже получены предварительные результаты сравнения эффективности отбора проб этим оборудованием на основании проведенных ранее 19 тралений, но с учетом новых данных за 2013 г. можно подготовить более тщательный сопоставительный анализ двух сетей.

Мониторинг мезозоопланктона вдоль разреза «Фулёй – Медвежий» был начат ИМИ в 1987 г. и в настоящее время проводится 5-6 раз в год, как правило, в январе, марте/апреле, мае/июне, июле/августе и сентябре/октябре. Помимо этого, в настоящее время два раза в год (март/апрель и август/сентябрь) производится отбор проб на разрезе «Вардё-Север» и на его продленном участке. Однако, данные до 1994 года скудны и не дают полной картины сезонных вариаций. Планктонная сеть WP2 использовалась в ходе данного мониторинга регулярно начиная с 1987 г. В дополнение к этому, во время двухмесячной экосистемной съемки, проводимой ежегодно в августе – сентябре, осуществляются вертикальные стратифицированные подъемы планктонного пробосборщика типа MOCNESS примерно один раз в сутки.

Мониторинг мезозоопланктона по разрезу «Кольский меридиан» проводился ПИНРО в период 1959-1993 гг. в ходе ихтиопланктонной съемки. В 2008 г. отбор проб мезозоопланктона был возобновлен и проводится раз в год (в конце мая – начале июня) на трех горизонтах: 0-50 м, 50-100 м и 100 м-дно. В качестве основного орудия отбора проб используется сеть Джеди.

Регулярные исследования макропланктона в Баренцевом море проводятся ПИНРО с 1952 г. Макропланктонная съемка включает в себя ежегодный мониторинг численности и распределения эвфаузиид в период проведения осенне-зимней тралово-акустической съемки. В качестве орудия лова используют притраловую сеть (площадь входного отверстия 0,2 м2, размер ячеи сита 564 мкм). Эта сеть представляет собой модифицированную икорную сеть ИКС-80, которая крепится к верхней подборе донного трала и облавливает макропланктон в придонном слое. В зимнее время рачковые скапливаются в придонном слое и не имеют выраженных суточных миграций, их потребление рыбой минимально. Поэтому облов эвфаузиид проводится в период осенне-зимней съемки для оценки динамики изменения их численности в Баренцевом море по годам. Ежегодно в ходе данной съемки собирается 200-300 проб макропланктона и определяется видовой и размерный состав эвфаузиид. Необходимо отметить, что, несмотря на довольно большой размер ячеи сита, сеть облавливает как мелких, так и крупных животных (Orlova et al., 2004a, b).

Студенистый зоопланктон (гребневики и книдарии) облавливаются как сетью WP2, так и планктонным тралом MOCNESS. Однако, остается под вопросом, в какой степени эти уловы могут считаться истинно количественными показателями, особенно для более крупных гребневиков и сцифоидных. Кроме того, многие виды повреждаются в сетях. Поэтому определение их фактической численности может быть в значительной степени необъективна. Поскольку более крупные книдарии класса сцифоидных также облавливаются пелагическим тралом «Харстад», используемым для 0-группы рыб и мойвы, в данном отчете было решено представить уловы этого трала, однако следует соблюдать осторожность при их количественной интерпретации.

Мониторинг бентоса

Ежегодный мониторинг креветок и бентосного сообщества проводится осенью в рамках совместной экосистемной съемки. Картирование бентоса было начато ПИНРО в начале 1930-х годов, еще продолжалось в 1960-е годы и возобновлено в 2000 г. Помимо долгосрочных программ мониторинга Баренцева море, базисное картирование бентосных организмов и мест их обитания выполняется в рамках проекта МАРЕАНО, который также предусматривает картирование шельфов Баренцева моря; планируется расширить область картирования от южной части Баренцева моря на север в пределах границ норвежской экономической зоны.

Начиная с 1982 г. проводятся ежегодные траловые съемки для сбора информации о биомассе и демографическом составе запаса креветок. С 2004 г. в экосистемную съемку были дополнительно включены камчатский краб, краб-стригун опилио и все другие бентические виды, улавливаемые тралом.

Анализ прилова беспозвоночных тралом «Кемпелен» является эффективным по времени и экономически приемлемым методом, который с легкостью применялся во время совместной экосистемной съемки. С 2005 г. российские и норвежские ученые, изучающие бентос, разработали порядок внедрения стандартизированных методов как на российских, так и на норвежских судах (Гл. 4.3). Данные методы требуют дальнейшей разработки и должны подтверждаться количественными орудиями отбора бентических проб, чтобы трал «Кемпелен» мог быть признан в качестве орудия сбора бентических проб.

Помимо сбора данных по красному камчатскому крабу во время совместной экосистемной съемки, также ежегодно проводятся совместные съемки красного камчатского краба в южной прибрежной части Баренцева моря. Во время таких съемок собирается информация о запасах и этапах жизненного цикла камчатского краба. Данные исследования также являются основным источником данных для оценки его запасов.

Популяция краба-стригуна в последние годы значительно увеличилась. В настоящее время ведется разработка программы мониторинга данного вида.

Для внедрения метода, позволяющего отслеживать бентосные изменения в Баренцевом море, были определены районы долгосрочного мониторинга. Данные районы были выбраны на основании таких критериев, как эффективность временных затрат и экономическая приемлемость, антропогенное воздействие, естественная изменчивость и географическая изменчивость (Таблица 3.3.1).

Таблица 3.3.1. Районы мониторинга в Баренцевом море для отслеживания изменений в бентосе, происходящих под влиянием различных антропогенных факторов и факторов среды.

Мониторинг бентоса на Штокмановском месторождении и на разрезе «Кольский меридиан» проводится ММБИ. Для разреза «Кольский меридиан» временные ряды данных восходят к 1930 г. Мониторинг Штокмановского месторождения ведется с 2002 г.

Мониторинг рыбы

Основной целью большинства съемок, упомянутых выше, является мониторинг промысловых видов рыб. Объектом данных съёмок являются запасы различных видов рыб на разных этапах жизненного цикла. Наряду с информацией об улове такие исследования являются основным источником данных для оценки запасов. Также в течение последних десяти лет в ходе указанных съемок собирались данные по видам рыб, не являющимся объектом специализированного лова (распределение численности, веса, длины и т.д.).

Дополнительные источники информации включают в себя биологические данные, собранные российскими наблюдателями на борту рыбопромысловых судов, а также целым рядом рыбопромысловых судов с особыми требованиями к отчетности, служащих в качестве контрольного флота.

Мониторинг млекопитающих

Объектом большей части деятельности по мониторингу млекопитающих являются либо промыслово-ценные виды, либо виды, находящиеся под угрозой вымирания.

Для оценки численности популяций промысловых морских млекопитающих в Баренцевом море используются различные методы. Эксперименты по мечению млекопитающих и возврату меток проводятся с целью определения численности гренландских тюленей с середины 1980-х годов (например, Øien and Øritsland, 1995). В последнее время более предпочтительным методом оценки численности популяции ледовых форм тюленей и океанских китообразных стали съемки ленточных трансект с борта самолетов (для оценки популяции тюленей) и с морских судов (для оценки популяции китов). Ёритсланд и Ёйен (1995 г.) сделали попытку осуществить съемку Западных льдов (Гренландское море) в 1990-1991 гг., но погодные и ледовые условия помешали им завершить оценку. С тех пор авиаучет проводится в районе Западных льдов более регулярно (Haug et al., 2006; ICES 2008), поскольку Международный совет по исследованию моря (ИКЕС) требует, чтобы расчеты квот на промысел морских млекопитающих основывались на оценках не более, чем пятилетней давности. Первые воздушные учетные съемки гренландских тюленей в Белом море были проведены в 1927-28 гг. в период линьки (Шафиков, 2008). Авиаучет для оценки численности детенышей тюленей в период массового размножения в Белом море проводился в 1998, 2000, 2002, 2003, 2004, 2005, 2008 и 2009 гг. (Потелов и др. 2003; ICES 2008), а авиаучет гренландских тюленей в период линьки проводился в 2001, 2002 и 2004 гг. (Chernook et al., 2008).

По сравнению с гренландскими тюленями, хохлачи в Западных льдах мало охвачены мониторингом, несмотря на то, что их промысел поднялся на высокий уровень после Второй мировой войны. Первая успешная учетная аэросъемка хохлачей была осуществлена в 1997 г., но повторных съемок не осуществлялось до 2005 г. (Salberg et al. 2008, ICES 2008). Низкая численность, зафиксированная в результате этой съемки, стимулировала проведение повторной съемки в 2007 г., которая показала примерно те же результаты, что и съемка 2005 года. Самая недавняя съемка была проведена в 2012 г. и показала дальнейшее снижение воспроизводства хохлачей, хотя статистически оно не значительно (Øigård et al., 2012 and 2008).

Регулярный мониторинг с научно-исследовательских судов проводится Институтом морских исследований, его объектом являются малые полосатики и другие крупные усатые киты. Основной целью данных съемок является мониторинг северовосточно-атлантической популяции малого полосатика в качестве базы для установления квот для промысла малого полосатика в Норвегии. Данные исследования проводятся ежегодно, таким образом оценка численности может выполняться для всего региона примерно каждые 6 лет (см. Skaug et al. 2004, Solvang et al. 2015). Кроме того, наблюдения за характером распределения морских млекопитающих в Баренцевом море ведутся с научно-исследовательских судов во время экосистемной съемки (см. выше описание съемки). На ряду с этим наблюдения за характером распределения морских млекопитающих в Баренцевом море ведутся с научно-исследовательских судов во время экосистемной съемки (см. выше описание съемки.

С целью оценки численности популяции белых медведей (с 10-летним интервалом – Aars et al. 2009) и моржей (с 5-летним интервалом – Lydersen et al. 2008, Kovacs et al. 2014) в рамках национальной программы экосистемного мониторинга «Мониторинг окружающей среды Шпицбергена и Ян-Майена (MOSJ)» осуществляется аэрофотосъемка. Съемка белых медведей проводилась на норвежской территории в конце лета 2015 г. Ее результаты будут опубликованы в начале 2016 г. Время от времени, при наличии финансирования, также осуществляются съемки других морских млекопитающих, включая кольчатую нерпу (Krafft et al. 2006) и обыкновенного тюленя (Merkel et al. 2013). С 2002 г. ежегодно фиксируются случаи наблюдения млекопитающих научными экспедициями, береговой охраной и туроператорами в регионе Шпицбергена.

На побережье материковой части Норвегии мониторинг популяций ларги и длинномордых тюленей проводится каждые 5 лет (Nilssen and Haug 2007; Nilssen et al. 2009). Мониторинг популяции длинномордого тюленя в основном опирается на съемки приплода с судов, а общая численность вычисляется на основании популяционной модели (Øigård et al., 2012). Мониторинг численности популяции ларги (обыкновенного тюленя) основан на аэросъемках в период линьки тюленей (Nilssen et al. 2010).

Мониторинг морских птиц

Основной целью программы мониторинга морских птиц является оценка текущего состояния и тенденций изменения популяций морских птиц под влиянием антропогенных и средовых факторов (Anker-Nilssen et al. 1996). Виды птиц и контрольные участки, где ведется мониторинг с норвежской и российской стороны, обобщены в Таблице 3.3.2. С картой расположения контрольных участков можно ознакомиться на российско-норвежском экологическом интернет-портале (http://barentsportal.com.).

Норвежская экономическая зона

Программа мониторинга морских птиц на архипелаге Шпицберген была начата в 1988 г. (Mehlum & Bakken 1994), и в настоящее время (2015 г.) программа охватывает 8 видов птиц: глупыша (Fulmarus glacialis); обыкновенную гагу (Somateria mollissima); северную олушу (Morus bassanus); большого поморника (Catharacta skua); бургомистра (Larus glaucous); обыкновенную моевку (Rissa tridactyla); тонкоклювую кайру (Uria aalge); толстоклювую кайру (Uria lomvia); и люрика (Alle alle) (Strøm 2006). Мониторинг динамики популяции морских птиц проводится ежегодно в отношении всех указанных видов, кроме люрика. Данные о выживаемости птиц, успешности размножения и питании птенцов собираются на о-ве Медвежий для всех видов, кроме глупыша; на о. Западный Шпицберген – для обыкновенной моевки, толстоклювой кайры и люрика (Strøm 2006). Программа мониторинга морских птиц на архипелаге Шпицберген организована Норвежским полярным институтом, все данные хранятся в институтской базе данных по колониям морских птиц – COLONY (Bakken 2000).

Национальная программа мониторинга морских птиц, организованная в 1988 г. и пересмотренная в 1996 г., изучает динамику популяций 18 видов морских птиц, гнездящихся вдоль побережья, включая три первостепенных вида (атлантический тупик, обыкновенная моевка и тонкоклювая кайра) и шесть первостепенных районов мониторинга (Рюнде, Склинна, Рёст, Анда, Ельмсёйя и Хурнёйя) (Røv et al. 1984, Anker-Nilssen et al. 1996, Lorentsen et al. 2009). В 2005 г. была запущена программа SEAPOP. Ее цель состоит в координации долгосрочного, комплексного, стандартизированного и экономически приемлемого изучения наиболее важных аспектов численности, распределения, демографии и экологии морских птиц в Норвегии, на Шпицбергене, и в прилегающих акваториях (Anker-Nilssen et al. 2005).

Ранее деятельность по мониторингу, включая национальные программы на о-ве Шпицберген и долгосрочное исследования колоний морских птиц на о-вах Рёст, Хурнёйя и Медвежий, была интегрирована в программу SEAPOP. Таким образом, программа SEAPOP соединила в себе воедино всю ранее проводившуюся деятельность по мониторингу морских птиц (Anker-Nilssen et al. 2005a).

Таблица 3.3.2. Учитываемые виды морских птиц и районы мониторинга в регионе Баренцева моря.

В первые два года деятельность по программе была ограничена Лофотенскими о-вами и районом Баренцева моря, но с 2008 г. программа начала действовать на всей территории Норвегии. Работу организует и выполняет Норвежский институт исследований природы (NINA) и Норвежский полярный институт (NP) в тесном сотрудничестве с Музеем университета Тромсё.

Российская экономическая зона

В России нет общенациональной программы мониторинга морских птиц. Обширные исследования морских птиц были начаты в российской зоне в 1920-30-е годы, а систематическое изучение морских птиц началось в 1938 г. на архипелаге Семь островов (Восточный Мурман) тогда же, когда архипелаг получил статус особо охраняемого природного заповедника. В период с 1947 по 1951 г. он также включал две крупнейшие колонии морских птиц на Новой Земле: губа Грибовая и губа Безымянная на Южном острове. С тех пор мониторинг морских птиц в России базировался на сети заповедников (МСОП категория I). Регулярный мониторинг ведется только в отношении выборочных колоний, расположенных в границах таких особо охраняемых территорий. Наиболее долговременные ряды наблюдений охватывают территорию Кандалакшского государственного природного заповедника (КГПЗ; включает в себя заповедник «Семь островов»). Мониторинг в данном заповеднике сконцентрирован на трех участках, включая Кандалакшский залив (Белое море), Западный Мурман и Восточный Мурман на южном побережье Баренцева моря. Регулярный учет отдельных видов морских птиц был начат в КГПЗ еще в конце 1920-х годов, таким образом на некоторых контрольных участках имеются данные за 80 лет.

Среди контролируемых видов: хохлатый баклан (Phalacracorax aristotelis); большой баклан (Phalacracorax carbo); тонкоклювая кайра (Uria aalge); толстоклювая кайра (U. Lomvia); чистик (Cepphus grille); атлантический тупик (Fratercula arctica); обыкновенная моевка (Rissa tridactyla); серебристая чайка (Larus argentatus); морская чайка (Larus marinus); сизая чайка (Larus canus); короткохвостый поморник (Stercorarius parasiticus); полярная крачка (Sterna paradise); и обыкновенная гага (Somateria mollissima). Данные долговременного мониторинга с Мурманского берега были проанализированы Красновым и соавт. (1995 г.). К сожалению, программа мониторинга в отдаленных районах побережья Баренцева моря была недавно прекращена по причине нехватки персонала в КГПЗ и логистических трудностей. Мониторинг был продолжен в Кандалакшском заливе (тотальный подсчет с 1970 г.), но в настоящее время его охват сокращен. Помимо численности популяции, контролируемые параметры включают продуктивность, рацион и фенологию.

С 1999 г. Мурманским морским биологическим институтом Российской академии наук (ММБИ РАН) были определены несколько новых участков мониторинга вдоль южного побережья Баренцева моря. Учетные работы сосредоточены на Кольском полуострове и охватывают как гнездовые колонии, так и материковые поселения вне сезона размножения. Наблюдения за гнездующимися популяциями морских птиц были организованы в 2000 г. на трех участках в Западном Мурмане (мыс Городецкий, с 2000 г.) и Восточном Мурмане (мыс Крутик, с 2003 г.).

Мониторинг загрязнения

Мониторинг химического загрязнения окружающей среды и морских ресурсов Баренцева моря был начат ПИНРО в 1986 г. Важность проведения систематического и регулярного мониторинга загрязнения стала более очевидной с началом поисково-разведочного бурения в 1990-е годы. В регулярном мониторинге принимают участие различные учреждения и организации, в том числе:

  • Институт морских исследований (IMR) ведет мониторинг содержания радиоактивных элементов, нефтяных углеводородов и различных хлорорганических и бромированных соединений в рыбе, морской воде и донных отложениях
  • Норвежское агентство по радиационной защите (NRPA) ведет мониторинг содержания радиоактивных элементов в морских водорослях
  • Норвежская геологическая служба (NGU) ведет мониторинг неорганических веществ, таких как тяжёлые металлы, в донных отложениях
  • Норвежский институт питания и исследования морепродуктов (NIFES) ведет мониторинг содержания различных органических и неорганических загрязнителей в морепродуктах (рыбе и креветках)
  • По поручению Норвежского агентства по охране окружающей среды, Норвежский институт исследования воды (NIVA) ведет мониторинг различных органических и неорганических загрязнителей в донных отложениях, рыбе (треска), моллюсках и ракообразных в прибрежных районах, а также мониторинг речного стока в данных областях
  • Норвежский полярный институт (NPI) проводит мониторинг различных типов загрязнителей в морских млекопитающих (белые медведи, кольчатые нерпы) и птицах (толстоклювая кайра)
  • По поручению Норвежского агентства по охране окружающей среды, Норвежский институт исследований воздуха (NILU) ведет мониторинг загрязнения воздуха на научно-исследовательской станции «Цеппелин» на Шпицбергене
  • ММБИ проводит биомониторинг и определение содержания химических элементов и соединений в донных отложениях и толще воды посредством своей собственной сети станций
  • ПИНРО – ежегодно проводит замеры содержания тяжелых металлов, н-алканов, ПАУ и хлорорганических соединений (ПХБ и пестицидов) в донных отложениях, морской воде (поверхностные и донные воды) и пробах рыб (треска, пикша, сайда, мойва, камбала-ёрш)
  • ВСЕГЕИ – мониторинг геологической среды в Кольском заливе (ежегодно)
  • СЕВМОРГЕО – мониторинг геологической среды в прибрежной зоне Кольского полуострова – 1 раз в 1-2 года

Помимо регулярного мониторинга, общенациональная программа геохимического, геологического и биологического картирования поверхности морского дна, проект MAREANO, предоставляет подробную информацию о концентрациях отдельных видов органических и неорганических загрязнителей с 2006 г. В проекте картографирования морского дна принимают участие следующие организации и учреждения: Институт морских исследований и Норвежская геологическая служба. В 2013 г. Норвежская геологическая служба и СЕВМОРГЕО совместно подготовили литологическую карту Баренцева моря, которая является базой для гидробиологического и геохимического проектирования. В настоящее время данная карта размещена на веб-сайтах Норвежской геологической службы и проекта MAREANO. Другие учреждения Норвегии также вносят вклад в измерение уровней загрязнения Баренцева моря посредством участия в программах скрининговых исследований, научно-исследовательских проектах и т.д.

Кроме того, геолого-экологическая деятельность, включая составление геохимических и геолого-экологических карт, является частью геологического картирования масштаба 1:1000000 (МАГЭ и ВНИИОкеангеология).

Информация по типам загрязняющих веществ и периодичности мониторинга обобщена в Таблице x.1, а станции мониторинга проб рыб и донных отложений за 2005-2008 гг. изображены на Рис. x.2 и x.3.

Figure 3.3.3. NGUs sediment sampling stations of the 2003-2006.Рис. 3.3.3. Станции отбора проб донных отложений Норвежской геологической службы (NGU) в 2003-2006 гг.

Figure 3.3.4 Sediment sampling stations of the 2005-2008 PINRO cruises.Рис. 3.3.4 Станции отбора проб донных отложений в экспедициях Пинро в 2005-2008 гг.

Figure 3.3.5 Fish sampling stations of the 2005-2008 PINRO cruises.Рис. 3.3.5 Станции отбора проб рыбы в экспедициях ПИНРО в 2005-2008 гг.

Figure 3.3.6 NIFES sampling stations for Polar cod, cod, shrimp and capelin 2008 and earlier.Рис. 3.3.6 Станции отбора проб сайки, трески, креветок и мойвы Норвежского института питания и исследования морепродуктов (NIFES) в 2008 г. и ранее.

Figure 3.3.7 Sevmorgeo sampling stations in 2014 in the Teriberka Bay/Type of sampling:Рис. 3.3.7 Станции отбора проб Севморгео в 2014 г. в губе Териберской/тип отбора проб:

Таблица 3.3.3. Загрязнители, мониторинг которых ведется в Баренцевом море норвежскими и российскими учреждениями, и периодичность мониторинга.

Таблица 3.3.3. Загрязнители, мониторинг которых ведется в Баренцевом море норвежскими и российскими учреждениями, и периодичность мониторинга - продолжение.

Мониторинг рыбного промысла

Мониторинг общего изъятия рыбных ресурсов является важным компонентом экосистемного подхода к устойчивому управлению эксплуатацией морских систем. Эффективный мониторинг рыболовства является важным инструментом для обеспечения соблюдения правил рыболовства и квот на вылов рыбы, для оценки эффективности стратегий управления, а также для получения данных, необходимых для оценки запасов. Кроме того, эффективное управление рыболовством должно учитывать данные долговременного мониторинга вылова, необходимые для оценки воздействия рыболовства на экосистемы (NMFS 1999). Программы мониторинга рыболовства также помогают определить, защищают ли действия, предпринимаемые по управлению рыболовством, рыбные запасы, а также сообщества и места обитания, от которых эти запасы зависят (Bonzek, 2006).

Квоты и технический мониторинг

Правила ведения рыбного промысла регламентируют рыболовную деятельность в открытом море, выгрузку улова и его экспорт. В открытом море за инспекцию рыболовецких судов и проверку вылова на соответствие судовой документации отвечает береговая охрана. Строгому контролю подвергаются норвежские и российские суда, а также суда под флагами других государств. Мониторинг со стороны береговой охраны считается неотъемлемой частью функционирования режима управления в целом. В Норвегии инспекцию деятельности судов в рыбопромысловых районах также проводит Директорат по рыболовству.

Суда длиной более 15 метров должны быть оснащены спутниковыми ретрансляторами, что позволяет отслеживать их деятельность 24 часа в сутки круглый год. При выгрузке улова выборочно проводится проверка соответствия улова имеющимся у судов разрешительным документам и квотам на вылов рыбы. В Норвегии Директорат также проводит досмотр выгрузки улова на площадках выгрузки. В случае обнаружения серьезных нарушений в открытом море, при выгрузке улова или в ходе последующих проверок, дело передается в суд.

Для контроля за добычей (выловом) рыбных ресурсов, находящихся в совместном пользовании несколькими государствами, необходимо тесное сотрудничество между заинтересованными странами. В 1975 г. Норвегия и Советский союз учредили Смешанную советско(ныне российско)-норвежскую комиссию по рыболовству, а в 1976 г. было подписано Рамочное соглашение о совместном регулировании рыболовства. Смешанная российско-норвежская комиссия по рыболовству и ее подкомитеты проводят регулярные встречи для обсуждения и принятия решений по вопросам управления рыболовством, включая технические мероприятия. Существует общее понимание того, что защита молодняка является неотъемлемой частью рационального управления рыбными ресурсами; также совместно согласуются критерии и процедура введения запрета на рыбный промысел в реальном времени. Законодательством обоих сторон предусматриваются ограничения на выброс рыбы.

С целью повышения эффективности использования водных ресурсов и снижения выброса рыбы Норвегией и Россией был разработан комплекс процедур и управленческих мер, основной задачей которых является стимулирование методов добычи ресурсов, позволяющих снизить промысловую смертность рыб, не достигших допустимого для промысла размера, и минимизировать нежелательный прилов. Это было достигнуто при помощи реализации нескольких взаимосвязанных мероприятий, которые Гюллестад и др. (2015) назвал «Пакетом законов о запрете на выброс рыбы».

Отбор биологических проб/мониторинг

Для большинства моделей оценки текущих рыбных запасов требуются исходные данные по улову (биомасса), размеру рыб (длина) и возрасту рыб. В Баренцевом море подробные дынные по улову имеются по большинству флотов и важным запасам промыслово-ценных видов рыб; в некоторых случаях данные являются неполными. Состав и размер улова промысловых видов рыб в Баренцевом море: трески, пикши, сайды, черного палтуса, золотистого морского окуня (Sebastes norvegicus), окуня-клювача (S. mentella) и других – имеет территориальные различия. Также существуют большие отличия между методами добычи (вылова) морских ресурсов разными странами.

Как правило, оценки изымаемого улова делаются только на основании промысловых данных (отчеты о выгрузке улова и судовые журналы). Однако были случаи, когда явное занижение отчетных данных привело к необходимости использовать дополнительные источники информации. Оценки неучтенного вылова трески и пикши за 2002-2008 гг. указывают на то, что эта проблема стоит весьма остро. Несмотря на то, что занижение сведений в настоящее время не кажется столь серьезной проблемой, все равно требуется непрерывный контроль и наблюдение. Хотя выброс рыбы (трески, пикши, сайды и некоторых других видов) незаконен как в Норвегии, так и в России, считается, что его объемы по-прежнему остаются значительными в определённые периоды. Данные о выбросе рыбы за борт скудны, но продолжаются попытки повысить качество количественного учета.

ПИНРО проводит отбор биологических проб для определения размерного и возрастного состава рыбы в промысловых уловах с помощью наблюдателей на промысловых судах. В течение 2013 г. биологические пробы были отобраны с 20 промысловых судов (в совокупности 1034 дней плавания) во всех районах, где осуществляется промысел рыбы российским траловым флотом. Некоторые участки вод внутри российской и норвежской экономических зон не были охвачены. В Норвегии нет программы присутствия наблюдателей на борту промысловых судов, аналогичной российской. Норвежская программа сбора данных предусматривает отбор проб в портах сотрудниками Института морских исследований или лицами, с которыми заключаются договоры на местах, а также самостоятельный отбор проб Норвежским контрольным флотом (контрольная группа судов норвежского промыслового флота, с которыми заключается договор), береговой охраной во время инспекций в промысловом районе и Директоратом по рыболовству, который может нанять наблюдателей/инспекторов во время промысла.

Смешанная российско-норвежская комиссия по рыболовству определила единые переводные коэффициенты для перевода веса продукции из трески и пикши в живой (круглый) вес для всех государств, осуществляющих вылов данных видов в суб-районах I и II. Данные переводные коэффициенты были закреплены в течение года для всех размеров трески и пикши. Однако результаты недавних совместных полевых исследований позволят рассчитать более точные значения переводных коэффициентов.

Анализ с целью оценки общего улова производится учеными/специалистами ИМИ и ПИНРО, отвечающими за запасы. Однако нет единого метода, позволяющего объединить различные источники данных (судовую документацию, отчеты о выгрузке), чтобы оценить общий улов. Это связано с тем, что отчеты о выгрузке содержат точную информацию об улове (биомассе) по видам рыбы, но они не настолько точны в отношении локализации вылова. Судовые журналы содержат более точную информацию о месте вылова, но менее точную информацию о биомассе. Поэтому эти данные объединяются для получения как можно более достоверных оценок биомассы по местам вылова и времени года. Данные судовых журналов также используются при построении рядов данных об улове на единицу промыслового усилия, либо для привязки рядов данных в аналитических оценках, либо как самостоятельный показатель изменений в биомассе запасов. Данные систем спутникового слежения за позициями судов не используются для оценки общего улова регулярно, но применяются тогда, когда для данных судовых журналов необходима более высокая точность определения местоположения или более точное измерение промыслового усилия, например, разбивка улова морского окуня по видам (Sebastes norvegicus или S. mentella) на основании глубины.

Основной вопрос состоит в том, насколько хорошо данные программ мониторинга рыболовного промысла описывают общее изъятие морских ресурсов, поскольку от этого зависит точность оценок размеров рыбных запасов и установление обоснованных уровней общего допустимого улова (ОДУ). Регулярная оценка с целью получения ответа на этот вопрос должна стать центральным компонентом любой программы мониторинга рыболовства. Модель «оценки улова по возрастным группам» (базовая структура моделирования для оценки улова промысловых видов рыб по возрасту) может использоваться для оценки количества пойманной рыбы в каждой возрастной группе для совместно используемых запасов (Hirst et al., 2012). Эта модель может быть применена к российским и норвежским данным для оценки точности размеров общего улова и улова по возрастным группам, и для получения исходных данных для моделей оценки. Это поможет определить точность результатов оценки, используемых в управлении рыбными ресурсами. Планируется применять модель «оценки улова по возрастным группам» как к российским, так и норвежским выборочным данным по улову для разработки методов оценки.