Гренландский кит (Balaena mysticetus)

Морские млекопитающие 2013
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Гренландский кит является единственным усатым китом, который обитает в Арктике в течение всей жизни. Он отлично приспособлен к жизни в ледовых условиях благодаря очень толстому слою подкожного жира (до 30 см), отсутствию спинного плавника, сложной сердечно-сосудистой системе (с множеством сосудистых сетей), что позволяет сохранять тепло. Кроме того, считается, что их высоко посаженные дыхала являются приспособлением, позволяющим дышать через трещины в морском льду.

По сравнению с другими видами усатых китов, имеющими более обтекаемую форму тела (например полосатиковые, семейство Balaenopteridae), гренландский кит плавает медленно. Этот вид имеет слабые социальные связи, и животные большую часть времени перемещаются в небольших группах, внутри которых не формируется долгосрочных связей за исключением связи между матерью и детенышем. Считается, что группы могут общаться между собой на больших расстояниях, потому что общая поведенческая активность животных, распределенных на большой территории, представляется скоординированной. Одна из пяти выделенных популяций гренландских китов в Арктике, шпицбергенская популяция, занимает ареал от Гренландского моря до Шпицбергена, который затем простирается через Баренцево море до Земли Франца-Иосифа и, возможно, далее. Гренландские киты обычно остаются вблизи южной границы зимнего льда. В зимний период их также наблюдали в Карском море (Стас Беликов, личная коммуникация). Киты, относящиеся к этому стаду, демонстрируют сезонную модель поведения аналогичную той, что наблюдалась в весенний период несколько веков назад, когда популяция была многочисленной. Кроме того, они до сих пор бывают в «Китовом заливе» в проливе Фрама в апреле (Wiig et al., 2007), и по крайней мере некоторые животные, обитающие в Баренцевом море, мигрируют на юг летом и возвращаются на север осенью в отличие от других популяций этого вида, которые демонстрируют противоположную модель (Lydersen et al., 2012b).

Чрезмерный промысел в Баренцевом море в 1600–1700-е гг. практически привел к истреблению этой популяции гренландских китов. К середине XIX века их численность в регионе резко снизилась (Shelden et al., 2001). После Второй мировой войны отдельных животных или небольшие группы китов иногда наблюдали у северо-восточного побережья Гренландии, около Шпицбергена, Новой Земли и Северной Земли. Случаи наблюдений около Земли Франца-Иосифа имели место чуть чаще (Belikov, 1985; Wiig, 1991; Christensen et al., 1992; Moore and Reeves, 1993; Kondakov and Zyryanov, 1994; De Korte and Belikov, 1995). Текущее количество китов, относящихся к шпицбергенской популяции, неизвестно, но есть свидетельства того, что популяция может увеличиваться (Wiig et al., 2010; Moore et al., 2012; Stafford et al., 2012; Falk-Petersen et al., 2015). В июне 2015 г. с туристического корабля была замечена группа китов, предположительно насчитывавшая 85 особей и протянувшаяся на несколько километров. Распределение и численность гренландских китов в Баренцевом море в ближайшем будущем во многом зависит от влияния изменения климата на распределение и численность каланоидных копеподов, которые составляют основу их кормовой базы. Благодаря большой продолжительности жизни, медленному половому созреванию и невысокому репродуктивному потенциалу они уязвимы перед негативными последствиями изменений окружающей среды (George et al., 1999; Kovacs and Lydersen, 2008). Тем не менее, известно, что некоторые популяции этого вида в Беринговом море и море Бофорта в настоящий момент увеличиваются. Увеличение шумового загрязнения океана, вероятно, представляет угрозу для этого вида, который использует звуки для коммуникации на значительных расстояниях. Из этого следует, что к планированию разведки и добычи нефти и газа требуется серьезный подход (Reeves et al., 2014).