Существенное непрямое воздействие промысла на экосистему

Взаимодействия, стимулы и воздействия 2016
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Для того, чтобы сделать выводы касаемо совокупного воздействия траления, необходимо составление обширных карт как промыслового усилия, так и донных местообитаний. Как правило, ответная реакция бентических организмов на возмущения зависит от субстрата, глубины, орудия лова и типа организма. Характеристики дна Баренцева моря практически не известны, и отсутствие карт бентических местообитаний и биоты в высоком разрешении (100 м) в настоящее время является наиболее серьезным препятствием для эффективной защиты уязвимых местообитаний от промысловой деятельности.

Оценка интенсивности промысла в мелком масштабе критически важна для определения общего воздействия орудий лова на различные местообитания, и она может быть осуществлена, например, при помощи спутникового отслеживания промысловых судов. Задача управления заключается в определении объемов промысла, которые являются устойчивыми и в долгосрочной перспективе не будут приводить к разрушению бентических местообитаний.

Качественное воздействие траления было в некоторой степени изучено. Наиболее серьезное влияние траления отмечается в сообществах твердых грунтов, в которых преобладает крупная сидячая фауна, и было доказано, что численность таких приподнятых над грунтом организмов, как губки, коралловые полипы и кораллы значительно снижается после прохода донных орудий лова. В связи с этим необходимо определить районы Баренцева моря с твердым субстратом и связанной с ним крупной прикрепленной эпифауной.

Влияние на мягкие грунты было изучено меньше, и, как следствие, существут неопределенность в отношении того, как промысел влияет на на эту среду обитания. Исследования воздействия лова креветки тралом на илистое и глинистое дно не показало очевидного и согласующегося воздействия, но потенциальные изменения могут быть скрыты более заметными временными колебаниями этих сред обитания (Løkkeborg 2005). Было изучено влияние экспериментального траления на промысловые районы в открытой части Баренцева моря. Траление оказывает влияние на бентические комплексы преимущественно путем вторичного подъема поверхностных осадков и путем перемещения зарывающихся видов бентоса на поверхность морского дна.

В 2009-2011 гг. Норвегией и Россией проводились работа по изучению возможности использования пелагических тралов для промысла придонных рыб. Пелагические тралы используются, чтобы избежать воздействия на донную фауну и снизить примешивание других видов. В ходе пробного промысла было обязательным использование селективных решеток и/или более стабильных тралов с четырьмя панелями и квадратной ячеей на верхней части тралового мешка для того, чтобы избежать прилова рыбы непромыслового размера. Эффективность пелагического траления также сопоставлялась с донным тралением в отношении снижения расхода топлива на килограмм улова, т.е. увеличения прибыльности и снижения выбросов NOx.

По прошествии трех лет пробного промысла пелагический траловый промысел трески, пикши и других придонных рыб по-прежнему не разрешен преимущественно из-за вылова в среднем более мелкой рыбы и слишком больших уловов, с которыми сложно выполнять операции. Тем не менее, благодаря эксперименту была улучшена конструкция донных тралов, включая более широкое устье, улучшенную размерную селективность и выпускные отверстия, чтобы избежать чрезмерного веса уловов.

Утерянные орудия лова, такие как жаберные сети, могут продолжать лов в течение долгого времени (фантомный промысел). Проводилась оценка эффективности лова утерянными жаберными сетями различных видов в различных районах (напр. Humborstad et al., 2003; Large et al., 2009), однако в настоящее время нет доступной оценки их общего воздействия. Фантомный промысел на глубинах менее 200 м обычно не является серьезной проблемой ввиду того, что утерянные, выброшенные или оставленные сети имеют ограниченный период лова из-за быстрого обрастания морскими организмами и, в некоторых районах, запутывания приливными течениями. Исследования, проведенные Норвежским Институтом морских исследований в Бергене в 1999 и 2000 гг. показали, что количество жаберных сетей увеличивается с глубиной и из всех норвежских видов промысла наибольшее количество сетей теряется при промысле черного палтуса. На больших глубинах влияние фантомного промысла, например на черного палтуса, может быть выражено сильнее, так как такие сети могут продолжать «лов» в течение 2-3 лет и, вероятно, даже дольше (D. M. Furevik and J. E. Fosseidengen, неопубликованные данные) преимущественно потому, что в глубоководных районах обрастание морскими организмами и влияние приливных течений выражено не так сильно. Начиная с 1980-х гг. Норвежский Директорат рыболовства проводит ежегодные экспедиции по извлечению орудий лова. Всего за период с 1983 по 2003 гг. в норвежских районах рыболовства было поднято 10 784 жаберных сетей стандартной длиной 30 метров (примерно 320 км). Во время экспедиции по извлечению орудий лова в 2011 г. было поднято и доставлено на сушу более 1100 жаберных сетей, 54 ловушки для камчатского краба, 13 км тралового троса, 12 км канатов, 40 км ярусов, траловые мешки, 14 тонн рыбы и примерно 12000 крабов, преимущественно камчатских.

Другие виды вызванной промыслом смертности включают выскальзывание (пелагический улов выпускается, но слишком поздно, чтобы рыба могла выжить), прорыв сетей, а также смертность, вызванная взаимодействием с активными орудиями лова, например при уходе из сетей. Было отмечено воздействие малого масштаба, но влияние на популяцию в целом неизвестно.

Морская свинья (Phocoena phocoena) распространена в баренцевоморском регионе к югу от полярного фронта и наиболее многочисленна в прибрежных водах. Морская свинья подвержена прилову при промысле жаберными сетями. Пересмотренная оценка прилова морской свиньи в двух районах норвежского прибрежного ярусного промысла свидетельствует о ежегодном прилове ~3000 морских свиней вдоль всего побережья Норвегии (Bjørge and Moan, 2016).

Промысел оказывает влияние на популяции морских птиц двумя различными путями: 1) напрямую путем прилова морских птиц орудиями лова, а также 2) косвенно путем конкуренции с промыслом за одни и те же источники пищи.

Информация о масштабах прилова морских птиц в Баренцевом море фрагментарна. Задокументированы лишь конкретные случаи, например прилов большого количества кайры в ходе весеннего промысла трески в норвежских районах. Промысел жаберными сетями преимущественно оказывает влияние на прибрежных и пелагических ныряющих птиц, тогда как на питающиеся на поверхности виды наибольшее влияние оказывает ярусный промысел. Влияние непосредственной смертности от прилова на популяцию зависит от времени года, статуса затронутой популяции, а также ее половозрастной структуры погибших птиц. Даже численно низкий прилов может угрожать краснокнижным видам, таким как тонкоклювая кайра, белоклювая гагара и стеллерова гага.

При ярусном промысле тестировалось несколько видов устройств для отпугивания птиц, и простое устройство, отпугивающая леска (Løkkeborg, 2003), не только значительно снижает прилов птиц, но и повышает улов рыбы за счет снижения потери наживок. Это дает рыбакам дополнительный стимул к использованию отпугивающих лесок, и они часто используются в районах значительного прилова морских птиц даже при отсутствии предписывающих норм.

В 2009 г. Норвежский институт исследований природы (НИИП) и Норвежский Институт морских исследований (ИМИ) начали сотрудничество с целью разработки методов оценки прилова птиц. Были проанализированы данные по прилову морских птиц с 2006 по 2009 гг. опорным береговым флотом, который управляется ИМИ. Согласно оценкам в ходе этого промысла погибает от 4000 до 6000 морских птиц. В настоящее время ведутся более детальные исследования прилова морских птиц при ярусном промысле пинагора и черного палтуса с целью установления более точных данных по прилову морских птиц и оценке различных мер по его минимизации.