Зоогеографические группы непромысловых видов

Photo: Frederik Broms, Norwegian Polar Institute.

Biotic ecosystem components - data from 2019
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Непромысловые виды рыб были разделены на группы в соответствии с их биогеографическими особенностями, чтобы оценить их относительную численность, тенденции и подходящие места обитания. Представляется, что численность арктических видов в 2019 г. увеличилась по сравнению с двумя предыдущими годами. Это, вероятно, связано с высокими уловами липаровых. Разделение на зоогеографические группы согласуется с подходящими местами их обитания. Основным фактором выбора мест обитания служит температура.

Зоогеографические группы непромысловых видов

В ходе экосистемной съемки Баренцева моря (BESS) в 2019 г. в пелагических и донных траловых уловах было зарегистрировано 90 видов рыб из 28 семейств, а некоторые таксоны были идентифицированы только до уровня родов и семейств (Prokhorova et al 2020). Виды были отнесены к семи зоогеографическим группам (широко распространенные, южно-бореальные, бореальные, преимущественно бореальные, арктическо-бореальные, преимущественно арктические и арктические) согласно определению в работе Андрияшева и Черновой (1994). В дальнейшем использовали уловы непромысловых видов только донным тралом. Были включены как придонные (в том числе бенто-пелагические), так и пелагические (неритопелагические, эпипелагические и батипелагические) виды. Охват съемки BESS в 2018 г. был плохим (Prokhorova et al 2019), поэтому не так просто сравнить численность и распределение зоогеографических групп в 2019 г. с 2018-м, однако их можно сравнить с 2017 г. (Prokhorova et al 2018a, Prokhorova et al 2020). Представляется, что численность (средние и максимальные уловы донным тралом) арктических и преимущественно арктических видов в 2019 г. увеличилась (рис. 3.7.1). Увеличение численности арктических видов рыб в 2019 г. главным образом связано с очень высокими уловами Liparis fabricii. Это согласуется с увеличением численности липаровых нулевой группы, наблюдавшимся в ходе съемки 2017 г. (Prokhorova et al 2018b). В издание Fisheries Oceanography направлена статья, в которой дается оценка потенциально подходящих мест обитания для 33 наиболее многочисленных видов рыб Баренцева моря на основе данных донного траления, полученных в ходе экосистемных съемок (2004–2017 гг.). Она опирается на моделирование высокого квантиля (99-го) распределения биомассы каждого из 33 видов в ответ на 10 потенциальных прогностических факторов: температура и соленость у дна и на поверхности, ледовитость, глубина перемешивания поверхностного слоя, концентрации хлорофилла a и фиксированные во времени условия окружающей среды, такие как донные отложения, уклон и глубина. Этот метод определяет переменные места обитания, которые ограничивают распределение рыб. Такой же анализ был применен к зоогеографическим группам (данные по видам объединены, общие виды исключены, см. рис. 3.7.2–3.7.7).

Рис. 3.7.1. Распределение непромысловых видов рыб различных зоогеографических групп во время экосистемной съемки 2017–2020 гг. Размер круга соответствует численности (особей на морскую милю; использовались только донные траловые стоянки; включены как пелагические, так и придонные виды). Данные взяты из отчетов по съемкам (Prokhorova et al 2018a, Prokhorova et al 2019, Prokhorova et al 2020). Рис. 3.7.1. Распределение непромысловых видов рыб различных зоогеографических групп во время экосистемной съемки 2017–2020 гг. Размер круга соответствует численности (особей на морскую милю; использовались только донные траловые стоянки; включены как пелагические, так и придонные виды). Данные взяты из отчетов по съемкам (Prokhorova et al 2018a, Prokhorova et al 2019, Prokhorova et al 2020).

Виды, которые мы обозначили как «арктические», — это виды с севера и востока, ограниченные на юго-западе температурой у дна и соленостью (рис. 3.7.2).

Рис. 3.7.2. Арктические виды рыб (Amblyraja hyperborea, Aspidophoroides olrikii, Careproctus spp, Eumicrotremus derjugini, Gaidropsarus argentatus, Liparis fabricii, Liparis tunicatus, Lycenchelys kolthoffi, Lycenchelys muraena, Lycodes adolfi, Lycodes eudipleurostictus, Lycodes frigidus, Lycodes luetkenii, Lycodes pallidus, Lycodes polaris, Lycodes reticulatus, Lycodes rossi, Lycodes seminudus, Lycodes squamiventer, Lycodonus flagellicauda, Paraliparis bathybius, Rhodichthys regina, Triglops nybelini), данные экосистемной съемки 2013 г. Вверху: максимальная прогнозируемая численность; внизу: символы показывают лимитирующие факторы мест обитания: зеленые — фиксированные во времени (донные отложения, глубина, уклон), синие — динамичные во времени (все прочие параметры), серые — оказывающие лишь слабое лимитирующее действие (прогнозируемая максимальная биомасса >= 25 % максимального значения модели QGAM прогнозирования по видам). Рис. 3.7.2. Арктические виды рыб (Amblyraja hyperborea, Aspidophoroides olrikii, Careproctus spp, Eumicrotremus derjugini, Gaidropsarus argentatus, Liparis fabricii, Liparis tunicatus, Lycenchelys kolthoffi, Lycenchelys muraena, Lycodes adolfi, Lycodes eudipleurostictus, Lycodes frigidus, Lycodes luetkenii, Lycodes pallidus, Lycodes polaris, Lycodes reticulatus, Lycodes rossi, Lycodes seminudus, Lycodes squamiventer, Lycodonus flagellicauda, Paraliparis bathybius, Rhodichthys regina, Triglops nybelini), данные экосистемной съемки 2013 г. Вверху: максимальная прогнозируемая численность; внизу: символы показывают лимитирующие факторы мест обитания: зеленые — фиксированные во времени (донные отложения, глубина, уклон), синие — динамичные во времени (все прочие параметры), серые — оказывающие лишь слабое лимитирующее действие (прогнозируемая максимальная биомасса >= 25 % максимального значения модели QGAM прогнозирования по видам).

Виды, которые мы обозначили как «преимущественно арктические», — это виды в основном с севера, ограниченные на юге ледовым покровом и поверхностной температурой, чувствительные к мелководью (рис. 3.7.2).

Рис. 3.7.3. Преимущественно арктические виды рыб (Cottunculus microps, Eumicrotremus spinosus, Gymnocanthus tricuspis, Liparis bathyarcticus), данные экосистемной съемки 2013 г. Вверху: максимальная прогнозируемая численность; внизу: символы показывают лимитирующие факторы мест обитания: зеленые — фиксированные во времени (донные отложения, глубина, уклон), синие — динамичные во времени (все прочие параметры), серые — оказывающие лишь слабое лимитирующее действие (прогнозируемая максимальная биомасса >= 25 % максимального значения модели QGAM прогнозирования по видам).  Рис. 3.7.3. Преимущественно арктические виды рыб (Cottunculus microps, Eumicrotremus spinosus, Gymnocanthus tricuspis, Liparis bathyarcticus), данные экосистемной съемки 2013 г. Вверху: максимальная прогнозируемая численность; внизу: символы показывают лимитирующие факторы мест обитания: зеленые — фиксированные во времени (донные отложения, глубина, уклон), синие — динамичные во времени (все прочие параметры), серые — оказывающие лишь слабое лимитирующее действие (прогнозируемая максимальная биомасса >= 25 % максимального значения модели QGAM прогнозирования по видам).

Виды, которые мы обозначили как «арктическо-бореальные», — это виды с севера и востока, ограниченные на юго-западе температурой (рис. 3.7.4). Отличием от арктической группы могут служить предпочитаемые глубины.

Рис. 3.7.4. Арктическо-бореальные виды рыб (Leptagonus decagonus, Triglops pingelii), данные экосистемной съемки 2013 г. Вверху: максимальная прогнозируемая численность; внизу: символы показывают лимитирующие факторы мест обитания: зеленые — фиксированные во времени (донные отложения, глубина, уклон), синие — динамичные во времени (все прочие параметры), серые — оказывающие лишь слабое лимитирующее действие (прогнозируемая максимальная биомасса >= 25 % максимального значения модели QGAM прогнозирования по видам). Рис. 3.7.4. Арктическо-бореальные виды рыб (Leptagonus decagonus, Triglops pingelii), данные экосистемной съемки 2013 г. Вверху: максимальная прогнозируемая численность; внизу: символы показывают лимитирующие факторы мест обитания: зеленые — фиксированные во времени (донные отложения, глубина, уклон), синие — динамичные во времени (все прочие параметры), серые — оказывающие лишь слабое лимитирующее действие (прогнозируемая максимальная биомасса >= 25 % максимального значения модели QGAM прогнозирования по видам).

Виды, которые мы обозначили как «преимущественно бореальные», — это широко распространенные виды, которые не вполне ограничены условиями окружающей среды в Баренцевом море.

Рис. 3.7.5. Преимущественно бореальные виды рыб (Amblyraja radiata, Anarhichas denticulatus, Anarhichas lupus, Anarhichas minor, Artediellus atlanticus, Bathyraja spinicauda, Brosme brosme, Cyclopterus lumpus, Glyptocephalus cynoglossus, Hippoglossoides platessoides, Hippoglossus hippoglossus, Leptoclinus maculatus, Lethenteron camtschaticum, Limanda limanda, Lumpenus lampretaeformis, Lycodes esmarkii, Lycodes gracilis, Myoxocephalus scorpius, Pleuronectes platessa, Pollachius virens, Rajella fyllae), данные экосистемной съемки 2013 г. Вверху: максимальная прогнозируемая численность; внизу: символы показывают лимитирующие факторы мест обитания: зеленые — фиксированные во времени (донные отложения, глубина, уклон), синие — динамичные во времени (все прочие параметры), серые — оказывающие лишь слабое лимитирующее действие (прогнозируемая максимальная биомасса >= 25 % максимального значения модели QGAM прогнозирования по видам). Рис. 3.7.5. Преимущественно бореальные виды рыб (Amblyraja radiata, Anarhichas denticulatus, Anarhichas lupus, Anarhichas minor, Artediellus atlanticus, Bathyraja spinicauda, Brosme brosme, Cyclopterus lumpus, Glyptocephalus cynoglossus, Hippoglossoides platessoides, Hippoglossus hippoglossus, Leptoclinus maculatus, Lethenteron camtschaticum, Limanda limanda, Lumpenus lampretaeformis, Lycodes esmarkii, Lycodes gracilis, Myoxocephalus scorpius, Pleuronectes platessa, Pollachius virens, Rajella fyllae), данные экосистемной съемки 2013 г. Вверху: максимальная прогнозируемая численность; внизу: символы показывают лимитирующие факторы мест обитания: зеленые — фиксированные во времени (донные отложения, глубина, уклон), синие — динамичные во времени (все прочие параметры), серые — оказывающие лишь слабое лимитирующее действие (прогнозируемая максимальная биомасса >= 25 % максимального значения модели QGAM прогнозирования по видам).

Виды, которые мы обозначили как «бореальные», — это виды с юга, ограниченные на севере температурой, избегающие больших глубин (рис. 3.7.6).

Рис. 3.7.6. Бореальные виды рыб (Anisarchus medius, Argentina silus, Chimaera monstrosa, Enchelyopus cimbrius, Liparis liparis, Lycenchelys sarsii, Macrourus berglax, Microstomus kitt, Molva molva, Pollachius pollachius, Rajella lintea, Sebastes viviparus, Triglops murrayi, Trisopterus esmarkii, Phrynorhombus norvegicus), данные экосистемной съемки 2013 г. Вверху: максимальная прогнозируемая численность; внизу: символы показывают лимитирующие факторы мест обитания: зеленые — фиксированные во времени (донные отложения, глубина, уклон), синие — динамичные во времени (все прочие параметры), серые — оказывающие лишь слабое лимитирующее действие (прогнозируемая максимальная биомасса >= 25 % максимального значения модели QGAM прогнозирования по видам). Рис. 3.7.6. Бореальные виды рыб (Anisarchus medius, Argentina silus, Chimaera monstrosa, Enchelyopus cimbrius, Liparis liparis, Lycenchelys sarsii, Macrourus berglax, Microstomus kitt, Molva molva, Pollachius pollachius, Rajella lintea, Sebastes viviparus, Triglops murrayi, Trisopterus esmarkii, Phrynorhombus norvegicus), данные экосистемной съемки 2013 г. Вверху: максимальная прогнозируемая численность; внизу: символы показывают лимитирующие факторы мест обитания: зеленые — фиксированные во времени (донные отложения, глубина, уклон), синие — динамичные во времени (все прочие параметры), серые — оказывающие лишь слабое лимитирующее действие (прогнозируемая максимальная биомасса >= 25 % максимального значения модели QGAM прогнозирования по видам).

Виды, которые мы обозначили как «южно-бореальные», — это виды с юга, ограниченные на севере температурой, избегающие больших глубин (рис. 3.7.7). Представляется, что эти рыбы предпочитают почти такие же места обитания, что и бореальные виды (рис. 3.7.7).

Рис. 3.7.7. Южно-бореальные виды рыб (Gadiculus argenteus, Lophius piscatorius, Merlangius merlangus, Merluccius merluccius, Phycis blennoides), данные экосистемной съемки 2013 г. Вверху: максимальная прогнозируемая численность; внизу: символы показывают лимитирующие факторы мест обитания: зеленые — фиксированные во времени (донные отложения, глубина, уклон), синие — динамичные во времени (все прочие параметры), серые — оказывающие лишь слабое лимитирующее действие (прогнозируемая максимальная биомасса >= 25 % максимального значения модели QGAM прогнозирования по видам). Рис. 3.7.7. Южно-бореальные виды рыб (Gadiculus argenteus, Lophius piscatorius, Merlangius merlangus, Merluccius merluccius, Phycis blennoides), данные экосистемной съемки 2013 г. Вверху: максимальная прогнозируемая численность; внизу: символы показывают лимитирующие факторы мест обитания: зеленые — фиксированные во времени (донные отложения, глубина, уклон), синие — динамичные во времени (все прочие параметры), серые — оказывающие лишь слабое лимитирующее действие (прогнозируемая максимальная биомасса >= 25 % максимального значения модели QGAM прогнозирования по видам).

В целом представляется, что в 2019 г. произошло увеличение численности арктических видов по сравнению с годами, последовавшими за 2013-м. Это увеличение произошло главным образом за счет некоторых очень высоких уловов Liparis fabricii.

Logo ICES