Photo: Morten Ekker, The Norwegian Environmental Agency

Баренцево море стало холоднее с 2015–2016 гг., и похолодание продолжалось с 2018 по 2019 г. Тем не менее температура воздуха и воды по-прежнему остается типичной для теплых лет. На западном входе в Баренцево море температура атлантической воды в 2019 г. была такой же, как и в начале 2000-х гг. Прибрежные и атлантические воды в Кольском разрезе были более пресными по сравнению с 2018 г. Осенью площадь атлантических вод (имеющих температуру > 3 °С) немного сократилась, а площадь арктических вод придонного слоя (имеющих температуру < 0 °С) немного увеличилась по сравнению с 2018 г., в то время как площадь холодных вод придонного слоя (имеющих температуру < 0 °С) почти утроилась по сравнению с предыдущим годом. Ледовый покров увеличился с 2016 г. вследствие более низких температур и снижения притока атлантической воды. В 2019 г. ледовый покров был меньше среднего, но больше, чем в 2018 г.; его сезонный максимум (51 %) был в марте, на месяц раньше обычного, а его сезонный минимум (1 %) был, как обычно, в сентябре.

Подробнее...

Photo: Nick Cobbing, Norwegian Polar Institute.

В 2019 г. индекс САК зимой (декабрь — март) равнялся 2,09, что намного выше, чем в 2018 г. (0,30). Над Баренцевым морем в январе — марте 2019 г. преобладали южные и юго-восточные ветры, а в остальное время года — восточный и северо-восточный. Количество дней со скоростью ветра выше 15 м/с было выше обычного бо́льшую часть года. Однако оно было ниже долгосрочного среднего показателя (1981–2010 гг.) или близко к нему в западной части моря в январе, апреле и октябре, в центральной части в январе, феврале, апреле, августе и декабре, а в восточной части в январе, апреле и декабре. В июне (на востоке) и июле (на востоке и в центре) штормовая активность была рекордно высокой с 1981 г.

Подробнее...

Photo: Norwegian Polar Institute

Объемный перенос вод в Баренцево море варьирует с периодом в несколько лет. В 2003–2006 гг. годовой объемный перенос вод был относительно большим (рис. 3.1.4). С 2006 по 2014 г. приток был относительно стабильным, прежде чем он существенно увеличился в 2015 г. примерно на 1 Sv выше долгосрочного среднего значения. В 2016 г. приток был относительно низким. С 2017 г. годовой объемный приток в Баренцево море сократился, однако серия данных с мая 2019 г. была остановлена, поэтому годовое значение для 2019 г. в настоящее время следует считать приблизительным. Статистически значимой тенденции изменения годового объемного переноса вод обнаружено не было.

Подробнее...

Photo: Ann K. Balto, Norwegian Polar Institute.

Временной ряд данных о площади, покрытой арктическими водными массами на глубине 50–200 м, свидетельствует о значительном сдвиге, имевшем место примерно в 2006 г. (рис. 3.1.14), причем до этого площадь арктической воды была значительно больше, чем впоследствии. Протяженность атлантических водных масс увеличивалась более постепенно в период с 1970 по 2019 г. и в значительной степени варьировала синхронно с температурой притекающей атлантической воды в западной части Баренцева моря (рис. 3.1.14).

Подробнее...

Photo: Jon Aars, Norwegian Polar Institute.

В декабре 2018 г. протяженность ледового покрова в Баренцевом море (выраженная в процентном отношении к общей площади моря) составила 15 % и стала самой низкой с 1951 г. Однако в январе — марте 2019 г. ледообразование значительно ускорилось, и в марте (на месяц раньше обычного) ледовая зона достигла сезонного максимума в 51 % и была близка к долгосрочному среднему показателю (за 1981–2010 гг.) (рис. 3.1.3).

Подробнее...

Photo: Lawrence Hislop, Norwegian Polar Institute.

Температура поверхности моря (SST) (http://iridl.ldeo.columbia.edu), усредненная по юго-западной (71–74° с. ш., 20–40° в. д.) и юго-восточной (69–73° с. ш., 42–55° в. д.) частям Баренцева моря, значительно снизилась в 2019 г. по сравнению с предыдущим годом, и ее среднегодовое значение было самым низким с 2011 г. (рис. 3.1.7). В течение большей части года температура поверхности моря в юго-западной части была близка к долгосрочному среднему значению (1982–2010 гг.); в июле, августе и ноябре были обнаружены небольшие негативные аномалии, равные −0,2, −0,3 и −0,1 °С соответственно; положительные аномалии более чем на 0,5 °С наблюдались только в январе, феврале и сентябре.

Подробнее...

Photo: Ann K. Balto, Norwegian Polar Institute.

Средняя температура в поверхностных, промежуточных и глубинных водах была рассчитана для полигонов с целью возможного включения в многовариантный анализ (рис. 3.1.16). Серия полигонов показывает, что температура в поверхностных, промежуточных и глубинных водах в августе — сентябре 2019 г. была выше среднего значения (за 1981–2010 гг.) в большинстве субрегионов. Исключение составляют внешние пограничные субрегионы, зоны на юго-западе и в троге Франц-Виктория, где она была немного ниже среднего значения. В районе банки Персей температура придонного слоя была в 2019 г. ниже среднего значения.

Подробнее...