Морские млекопитающие и птицы

Photo: Audun Narvestad, Norwegian Polar Institute.

Marine mammals and sea birds 2019
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Летняя численность малых полосатиков в Баренцевом море в последнее время увеличилась со стабильного уровня примерно 40 000 животных до более чем 70 000 животных. Кроме этого, летняя численность горбатых китов в Баренцевом море увеличилась с низкого уровня, отмечавшегося до 2000 г., до примерно 4000 животных в последующие годы. Численность других популяций китообразных остается стабильной. В ходе экосистемной съемки Баренцева моря (BESS) в августе — октябре 2019 г. было замечено 2686 особей десяти видов морских млекопитающих, а также еще 64 особи, которые не были идентифицированы по видам. Усатые киты были распространены более компактно и ближе к югу, чем в предыдущие годы, и встречались главным образом в районе острова Медвежий, а также к северу и западу от острова Надежды (или Хопен) и южнее 78 градуса северной широты. Это могло быть вызвано сокращением численности мойвы.

Морские млекопитающие

В ходе экосистемной съемки Баренцева моря в августе — октябре 2019 г. на борту всех судов находились наблюдатели за морскими млекопитающими. Всего было обнаружено 2686 особей 10 видов морских млекопитающих, а еще 64 особи не были идентифицированы по видам. Результаты наблюдений представлены в таблице 3.8.1.1, а распределение — на рисунках 3.8.1.1 (зубатые киты) и 3.8.1.2 (усатые киты). Как и в предыдущие годы, наиболее распространенным видом был беломордый дельфин (Lagenorhynchus albirostris) — почти 60 % всех зарегистрированных особей. Этот вид был широко распространен в области проведения съемки. Распространение этого вида по большей части явно совпадает с распространением сельди, мойвы, сайки, молоди трески и других видов рыб в области исследований. Помимо беломордых дельфинов, зубатые киты были представлены также кашалотами (Physeter macrocephalus), морскими свиньями (Phocoena phocoena) и косатками (Orcinus orca). Кашалотов наблюдали на больших глубинах вдоль материкового склона, но также и собственно в Баренцевом море западнее 29 градуса восточной долготы. Морские свиньи встречались в южных частях Баренцева моря, в том числе у побережий. Примечательным оказалось обнаружение группы из 6 косаток на севере Баренцева моря (79°45’ сев. широты — 41°33’ вост. долготы).

Таблица 3.8.1.1. Число особей морских млекопитающих, замеченных с исследовательских судов Johan Hjort, G.O. Sars, Helmer Hansen и «Вильнюс» в ходе BESS 2019. Таблица 3.8.1.1. Число особей морских млекопитающих, замеченных с исследовательских судов Johan Hjort, G.O. Sars, Helmer Hansen и «Вильнюс» в ходе BESS 2019.

Виды усатых китов — малый полосатик (Balaenoptera acutorostrata), горбатый кит (Megaptera novaeangliae) и финвал (Balaenoptera physalus) — оказались довольно многочисленными в Баренцевом море, поскольку к ним принадлежали 25 % всех зарегистрированных животных. Представители этих видов часто обнаруживались в совместных скоплениях. В 2019 г., в отличие от предыдущих лет, усатых китов наблюдали главным образом южнее 78 градуса северной широты вследствие малой численности мойвы на севере. Малые полосатики широко распространены в Баренцевом море. В 2019 г. малых полосатиков регистрировали в больших количествах в области между островом Медвежий и берегом Норвегии, в юго-восточной части Баренцева моря и к северу от острова Надежды и банки Персей. В 2018 г. их самые большие скопления обнаруживались дальше на север, а их численность была ниже по сравнению как с предыдущим 2017-м, так и со следующим 2019-м годами. В 2019 г. максимально плотные скопления малых полосатиков в северных и восточных областях перекрывались со скоплениями мойвы, сайки и сельди. В 2019 г. горбатых китов обнаруживали в значительном количестве в области, окружающей остров Медвежий, к западу от острова Надежды и на севере Баренцева моря. Это отличалось от картины, характерной для 2018 г., когда горбатые киты концентрировались в северной области. Это изменение, вероятно, было вызвано низкой численностью мойвы на севере.

Рис. 3.8.1.1. Распределение зубатых китов в августе — октябре 2019 г. Рис. 3.8.1.1. Распределение зубатых китов в августе — октябре 2019 г.

Рис. 3.8.1.2. Распределение усатых китов в августе — октябре 2019 г. Рис. 3.8.1.2. Распределение усатых китов в августе — октябре 2019 г.

В 2019 г. отмечалось явное увеличение численности финвалов, которые чаще встречались у материкового склона к югу от Шпицбергена и вокруг острова Медвежий, чем в 2018 г. В ходе экосистемной съемки 2019 г. не удалось обнаружить синих китов (Balaenoptera musculus). Из видов ластоногих, зарегистрированных во время совместной экосистемной съемки, можно назвать гренландского тюленя (Phoca groenlandica), морского зайца (Erignathus barbatus) и моржа (Odobenus rosmarus). Основные скопления гренландских тюленей выявляли к северу от 80° с. ш. в области молодого льда. Моржей и морских зайцев также наблюдали севернее 80° с. ш. Белых медведей (Ursus maritimus) экосистемная съемка не обнаружила. С конца 1980-х гг. Норвегия проводила визуальные наблюдения за малыми полосатиками в северо-восточной части Атлантического океана как за целевыми видом для оценки его летней численности, а также за другими видами китообразных. Съемки проводились в виде мозаичных покрытий всего исследуемого района в течение шести лет. В ходе этих съемок наиболее часто наблюдаемым видом в Баренцевом море был малый полосатик, за которым следовали беломордый дельфин, морская свинья, горбатый кит и финвал. Складывается впечатление, что в летнее время малые полосатики широко распространены в северных и восточных районах. Морские свиньи наблюдаются в основном в южных частях охваченной области, и нам известно, что они привязаны к прибрежным районам вдоль Кольского полуострова и системам фьордов. Горбатые киты встречаются в основном на северо-западе и связаны с распределением мойвы. Беломордые дельфины наблюдались в южной и центральной частях района съемки, особенно над Центральной банкой. На основании этих исследований можно составить ряд оценок численности для иллюстрации состояния за почти 30-летний период. В период приблизительно с 1995 по 2015 гг. летняя численность малых полосатиков была достаточно стабильной, но в последнее время произошло ее значительное увеличение до нынешней численности 73 000 животных (рис. 3.8.1.3). Кроме того, значительное увеличение летней численности в Баренцевом море продемонстрировали горбатые киты: с очень низких показателей до 2000 г. до примерно 4000 животных в последующие годы. Другие виды китообразных в течение периода съемки показали относительно стабильную численность в пределах Баренцева моря.

Рис. 3.8.1.3. Летняя численность малых полосатиков в Баренцевом море за последние почти 30 лет. Рис. 3.8.1.3. Летняя численность малых полосатиков в Баренцевом море за последние почти 30 лет.

Частота встречаемости морских млекопитающих

Баренцево море — продуктивная экосистема и важное место нагула для морских млекопитающих в летнее и осеннее время. В ходе совместной норвежско-российской экосистемной съемки (BESS) специалисты с борта исследовательских судов проводили визуальное наблюдение за морскими млекопитающими. Частоту встречаемости (ЧВ — число наблюдений, а не число обнаруженных морских млекопитающих) оценивали на основании данных BESS за период 2004–2019 гг. Результаты представлены на рис. 3.8.1.4. Три пика ЧВ морских млекопитающих наблюдались в 2007, 2010 и 2017–2019 гг. Следует заметить, что наблюдатели за морскими млекопитающими были не на всех судах в западной части (2004, 2005, 2008, 2009 и 2014 гг.), и на результаты мог повлиять также недостаточно полный охват восточных частей Баренцева моря в 2016 и 2018 гг.

Рис. 3.8.1.4. Частота встречаемости морских млекопитающих (число наблюдений) в Баренцевом море по данным BESS за период 2004–2019 гг. Рис. 3.8.1.4. Частота встречаемости морских млекопитающих (число наблюдений) в Баренцевом море по данным BESS за период 2004–2019 гг.

Съемка BESS охватывала открытое море, поэтому 90 % наблюдений за морскими млекопитающими относятся к отряду китообразных (Cetacea). Наиболее часто встречаемыми видами в августе — сентябре были беломордый дельфин (Lagenorhynchus albirostris), малый полосатик (Balaenoptera acutorostrata), финвал (Balaenoptera physalus) и горбатый кит (Megaptera novaeangliae) (рис. 3.8.1.5).

Рис. 3.8.1.5. Видовой состав наблюдаемых морских млекопитающих и пропорция видов в Баренцевом море по данным BESS за период 2004–2019 гг. Рис. 3.8.1.5. Видовой состав наблюдаемых морских млекопитающих и пропорция видов в Баренцевом море по данным BESS за период 2004–2019 гг.

Баренцево море разделили на четыре региона (западный, Шпицберген (Свальбард), юго-восточный и северо-восточный) (рис. 3.8.1.6), и ЧВ подсчитывали для каждого региона.

Рис. 3.8.1.6. Частота встречаемости морских млекопитающих (%) в четырех регионах Баренцева моря в ходе BESS за период 2004–2019 гг.: A — Шпицберген/Свальбард, B — западный, C — северо-восточный, D — юго-восточный. Рис. 3.8.1.6. Частота встречаемости морских млекопитающих (%) в четырех регионах Баренцева моря в ходе BESS за период 2004–2019 гг.: A — Шпицберген/Свальбард, B — западный, C — северо-восточный, D — юго-восточный.

А. Область Шпицбергена (Свальбарда) расположена между 76° с. ш. и 82° с. ш. и между 5° в. д. и 35° в. д. Здесь отмечалась наиболее высокая частота встречаемости морских млекопитающих (42,4 % всех наблюдений). Кроме того, в этой области обнаружено и наибольшее число видов (14). Эта область, особенно к востоку от Шпицбергена, служит главным местом обитания мойвы. Мойва — существенный корм для морских млекопитающих, и совпадение между наиболее высоким числом наблюдений и видов с одной стороны и наибольшим числом обнаружений косяков зрелой мойвы с другой, скорее всего, связано с важным местом нагула (прежде всего мойвы, но также эвфаузиевых (криля)). В этой области наиболее часто наблюдали представителей усатых китов (Mysticeti): малого полосатика, финвала и горбатого кита (рис. 3.8.1.7 А). В. Западная область расположена между 76° с. ш. и побережьями Норвегии и России и между 5° в. д. и 35° в. д. В этой области отмечена третья часть всех наблюдений. Здесь обнаружено 13 видов морских млекопитающих (второе место по числу видов), среди которых были беломордый дельфин, малый полосатик, финвал, кашалот (Physeter macrocephalus), горбатый кит (рис. 3.8.1.7 B). Западная область столь же продуктивна. В ней находятся самые высокие концентрации эвфаузиевых и молоди рыб — пикши, трески, сельди, морского окуня и мойвы. Здесь встречаются также неполовозрелые мойва и сельдь. C. Северо-восточная область расположена между 74° с. ш. и 82° с. ш. и между 35° в. д. и 70° в. д. Число наблюдений морских млекопитающих здесь было ниже, чем в двух первых областях, и составило 21,1 % от всех наблюдений. В целом здесь обнаружено 11 видов, таких как беломордый дельфин, малый полосатик, горбатый кит, финвал и гренландский тюлень (Pagophilus groenlandicus) (рис. 3.8.1.7 C). В этой области преобладают сайка, треска и мойва. Сайка — важный корм для гренландских тюленей, поэтому снижение ее численности с 2012 г. может отрицательно влиять на условия нагула. D. Юго-восточная область расположена между 74° с. ш. и побережьем России и между 35° в. д. и 70° в. д. В ходе BESS в этой области морские млекопитающие наблюдались реже всего (6,5 % всех наблюдений). Однако здесь зарегистрировано 10 различных видов, из которых наиболее часто встречались беломордый дельфин, малый полосатик, морская свинья (Phocoena phocoena) и финвал (рис. 3.8.1.7 D). В этой области преобладают сайка, треска и сельдь.

Рис. 3.8.1.7. Частота встречаемости морских млекопитающих и видовой состав (%) в различных областях (A — Шпицберген, B — западная, C — северо-восточная, D — юго-восточная) Баренцева моря в ходе BESS за период 2004–2019 гг. Рис. 3.8.1.7. Частота встречаемости морских млекопитающих и видовой состав (%) в различных областях (A — Шпицберген, B — западная, C — северо-восточная, D — юго-восточная) Баренцева моря в ходе BESS за период 2004–2019 гг.

На рис. 3.8.1.8 представлена частота встречаемости морских млекопитающих в этих четырех областях по годам. Чаще всего по сравнению с другими областями морские млекопитающие посещали область Шпицбергена, и с 2004 по 2019 гг. число наблюдений увеличилось. За последние три года морских млекопитающих в области Шпицбергена обнаруживали более 400 раз. Следующей по посещаемости стала западная область, которая, наиболее вероятно, служит коридором для миграций некоторых китов. Наибольшее число наблюдений отмечено в 2005–2007, 2010 и 2019 гг. Частота встречаемости и видовой состав различались между этими четырьмя областями Баренцева моря. Шпицберген, место обитания мойвы, сайки и макропланктона — эвфаузиевых и бокоплавов, посещался наиболее часто и наибольшим числом видов, вследствие чего находился под наибольшим прессом хищников. Западная область, населенная рыбьей молодью и макропланктоном, испытывала второй по величине пресс хищников, но различающийся по годам.

Рис. 3.8.1.8. Частота встречаемости морских млекопитающих в четырех областях Баренцева моря за период 2004–2019 гг. Рис. 3.8.1.8. Частота встречаемости морских млекопитающих в четырех областях Баренцева моря за период 2004–2019 гг.

Морские птицы

В регионе Баренцева моря регулярно гнездятся около шести миллионов пар 36 видов морских птиц (Barrett et al. (2002), таблица 3.8.2.1). С учетом неполовозрелых и неразмножающихся птиц общая численность морских птиц в этом регионе весной и летом составляет около 20 миллионов особей. 90 % птиц относятся лишь к 5 видам: толстоклювая кайра, малая гагарка, атлантический тупик, глупыш и обыкновенная моевка. Распределение колоний показано на рис. 3.8.2.1. В колониях высокоширотного арктического архипелага преобладают малые гагарки, толстоклювые кайры и моевки. Эти птицы используют интенсивную вторичную продукцию, которая следует за отступающим морским льдом. Малые гагарки питаются главным образом богатыми липидами представителями рода Calanus, бокоплавами и крилем, в то время как толстоклювые кайры и обыкновенные моевки питаются сайкой, мойвой, бокоплавами и крилем. Сообщества морских птиц, а также их рацион заметно меняются к югу от полярного фронта. В атлантической части Баренцева моря морские птицы в большей степени зависят от рыбы, в том числе от личинок рыб, мойвы, сельди в возрасте 1 года и песчанковых. Сдвиг в рационе сопровождается изменением видового состава. На юге толстоклювых кайр заменяют представители их вида-двойника — тонкоклювые кайры. В юго-западных районах встречаются крупные колонии атлантических тупиков, которых в значительной степени поддерживает дрейф личинок рыб вдоль норвежского побережья.

Рис. 3.8.2.1. Крупные колонии морских птиц в Баренцевом море. Данные собраны из SEAPOP (www.seapop.no), Fauchald et al. (2015), Anker-Nilssen et al. 2000 и Реестра колоний морских птиц Баренцева и Белого морей. Рис. 3.8.2.1. Крупные колонии морских птиц в Баренцевом море. Данные собраны из SEAPOP (www.seapop.no), Fauchald et al. (2015), Anker-Nilssen et al. 2000 и Реестра колоний морских птиц Баренцева и Белого морей.

Таблица 3.8.2.1. Морские птицы в районе Баренцева моря, отсортированные в порядке убывания по численности гнездящейся популяции. Гнездящиеся пары по Strøm et al. (2009). Наблюдения BESS 2019 представляют собой наблюдения с норвежских и российских судов в ходе экосистемной съемки в 2019 г. Таблица 3.8.2.1. Морские птицы в районе Баренцева моря, отсортированные в порядке убывания по численности гнездящейся популяции. Гнездящиеся пары по Strøm et al. (2009). Наблюдения BESS 2019 представляют собой наблюдения с норвежских и российских судов в ходе экосистемной съемки в 2019 г.

Мониторинг популяций в Норвегии и на Шпицбергене выявил заметную тенденцию к снижению за последние 30 лет численности нескольких важных видов морских птиц, в том числе тупиков, толстоклювых кайр и моевок (рис. 3.8.2.2). Популяция тонкоклювой кайры резко сократилась в 1980-е гг., главным образом из-за падения запасов мойвы в сочетании с низкой численностью альтернативной добычи. С тех пор численность популяции постоянно увеличивается. Состояние и тенденции развития больших популяций морских птиц в восточной части Баренцева моря менее известны

Рис. 3.8.2.2. Размеры и тенденции численности популяций тупиков, кайр и моевок в западной части Баренцева моря (Норвегия и Шпицберген, в том числе остров Медвежий). Данные по Fauchald et al. (2015). Рис. 3.8.2.2. Размеры и тенденции численности популяций тупиков, кайр и моевок в западной части Баренцева моря (Норвегия и Шпицберген, в том числе остров Медвежий). Данные по Fauchald et al. (2015).

Помимо того что Баренцево море служит важной зоной гнездования для морских птиц, проведенное недавно круглогодичное исследование (Fauchald et al. 2019) показало, что это море является также существенной кормовой площадью для морских птиц ранней осенью. Соответственно, численность пелагических видов морских птиц достигает максимального уровня приблизительно 10 млн особей в августе, сразу после гнездования (рис. 3.8.2.3). Этот пик относится главным образом к атлантическим тупикам, глупышам, тонкоклювым кайрам и обыкновенным моевкам, мигрирующим из колоний, окружающих Норвежское море, на Баренцево море в поисках корма. В этот период (август —сентябрь) у видов чистиковых происходит также линька, так что на несколько недель они теряют способность к полету. После кормового периода значительные части популяций атлантического тупика, толстоклювой кайры, обыкновенной моевки, глупыша и малой гагарки покидают Баренцево море. Таким образом, численность птиц достигает минимума в самый темный период с декабря по январь и составляет примерно 5 млн особей (рис. 3.8.2.3). В целом популяции из западных колоний покидают Баренцево море раньше (в сентябре — октябре) и возвращаются позже (в марте — апреле), чем птицы из восточных колоний, и более значительная часть восточных популяций имеют тенденцию оставаться на Баренцевом море всю зиму. Мигрирующие птицы зимуют на океанских просторах северо-западной и северно-центральной частей Северной Атлантики, в том числе в прибрежных районах юга и запада Гренландии, вокруг Исландии, в Датском проливе, на море Ирмингера и море Лабрадор. Тонкоклювые кайры с острова Медвежий, из Мурмана и Финнмарка остаются на юге Баренцева моря в течение всего негнездового периода. Морские птицы постепенно возвращаются в колонии и прилегающие к ним районы ранней весной — с февраля по апрель.

Рис. 3.8.2.3. Оценка численности взрослых гнездящихся морских птиц, присутствующих в регионе Баренцева моря в ходе годичного цикла. Оценочные данные основаны на размере популяции и круглогодичном отслеживании различных популяций в рамках программы SEATRACK (см. Fauchald et al. 2019). Рис. 3.8.2.3. Оценка численности взрослых гнездящихся морских птиц, присутствующих в регионе Баренцева моря в ходе годичного цикла. Оценочные данные основаны на размере популяции и круглогодичном отслеживании различных популяций в рамках программы SEATRACK (см. Fauchald et al. 2019).

В целом пространственное распределение морских птиц во время экосистемной съемки в сентябре отражает климатический градиент от бореального атлантического климата с тонкоклювыми кайрами, тупиками, серебристыми и морскими чайками на юге и западе к арктическому климату с малыми гагарками, толстоклювыми кайрами и моевками на севере и востоке (рис. 3.8.2.4). Морские птицы непрерывно исследуются на норвежских судах в западной части Баренцева моря с 2004 г., однако в первые годы не были охвачены северные районы. На основании минимальной годичной продолжительности съемки за 2009 год, а затем и в последующие годы рассчитывали численность (рис. 3.8.2.5) различных видов и центр тяжести пространственного распределения (рис. 3.8.2.6) за каждый год.

Рис. 3.8.2.4. Плотность морских птиц при экосистемных съемках Баренцева моря в 2018 г. (вверху) и 2019 г. (внизу). Левая панель представляет распределение чистиковых (малая гагарка, толстоклювая кайра, атлантический тупик и тонкоклювая кайра). Правая панель представляет распределение буревестниковых и чайковых (глупыш, большая полярная чайка, обыкновенная моевка, морская и серебристая чайки). Рис. 3.8.2.4. Плотность морских птиц при экосистемных съемках Баренцева моря в 2018 г. (вверху) и 2019 г. (внизу). Левая панель представляет распределение чистиковых (малая гагарка, толстоклювая кайра, атлантический тупик и тонкоклювая кайра). Правая панель представляет распределение буревестниковых и чайковых (глупыш, большая полярная чайка, обыкновенная моевка, морская и серебристая чайки).

Оценочные данные указывают на довольно большие флуктуации численности морских птиц в открытом море (рис. 3.8.2.5). Глупыш, обыкновенная моевка и серебристая чайка значительно потеряли в численности за последние десять лет. Эти изменения не обязательно отражают популяционные тенденции, наблюдавшиеся по колониям (см. рис. 3.8.2.2), поскольку показатели численности в открытом море также подвергаются влиянию различий в характере миграции по годам. Следует заметить, что судно привлекает буревестниковых и чайковых из окружающих районов, поэтому вполне вероятно, что отдельные особи учитываются неоднократно. Соответственно, оценочная численность буревестниковых и чайковых может быть в целом завышенной. Анализы центров тяжести показывают смещение в северном направлении для нескольких видов за последние десять лет (рис. 3.8.2.6). Центры тяжести малой гагарки, толстоклювой кайры, большой полярной чайки, обыкновенной моевки, глупыша и морской чайки переместились на 150–500 км к северу с 2008 по 2019 гг. Это позволяет предположить, что птицы сместились к северу вслед за периодом потепления. Хотя было бы целесообразно охватить таким исследованием более длительный период, этот результат может быть ранним свидетельством «бореализации» (Fossheim et al. 2015) сообществ морских птиц в Баренцевом море.

Рис. 3.8.2.5. Численность чистиковых (слева) и буревестниковых и чайковых (справа) в западной части Баренцева моря в ходе экосистемных съемок 2009–2019 гг. Следует заметить, что численность буревестниковых и чайковых, вероятно, систематически завышается. Звездочками отмечены отрицательные тенденции оценок численности (* P < 0,05, ** P < 0,001). Рис. 3.8.2.5. Численность чистиковых (слева) и буревестниковых и чайковых (справа) в западной части Баренцева моря в ходе экосистемных съемок 2009–2019 гг. Следует заметить, что численность буревестниковых и чайковых, вероятно, систематически завышается. Звездочками отмечены отрицательные тенденции оценок численности (* P < 0,05, ** P < 0,001).

Рис. 3.8.2.6. Центр тяжести распределения в северном направлении чистиковых (слева) и буревестниковых и чайковых (справа) в западной части Баренцева моря в ходе экосистемных съемок 2009–2019 гг. Штриховые линии указывают положение Хаммерфеста (норвежский берег), острова Медвежий и Ню-Олесунна (Шпицберген). Звездочками отмечены значительные положительные линейные тенденции положения центра тяжести (* P < 0,05, ** P < 0,001). Рис. 3.8.2.6. Центр тяжести распределения в северном направлении чистиковых (слева) и буревестниковых и чайковых (справа) в западной части Баренцева моря в ходе экосистемных съемок 2009–2019 гг. Штриховые линии указывают положение Хаммерфеста (норвежский берег), острова Медвежий и Ню-Олесунна (Шпицберген). Звездочками отмечены значительные положительные линейные тенденции положения центра тяжести (* P < 0,05, ** P < 0,001).

Logo ICES