Рыбный промысел

Photo: Stein Trondstad, Norwegian Polar Institute.

Fisheries and other harvesting 2019
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Коммерческое рыболовство в экорегионе Баренцева моря нацелено на несколько запасов. Крупнейший пелагический промысел нацелен на добычу мойвы с использованием разноглубинного трала.

3.9.1 Рыбный промысел

Крупнейший глубоководный промысел нацелен на добычу трески, пикши и других рыб из семейства тресковых преимущественно с использованием тралов, жаберных сетей, ярусов и донок. Промысел ракообразных нацелен на добычу глубоководных креветок, камчатского краба и краба-стригуна. Большинство уловов крабов совершается в прибрежных районах. В данном регионе также проводится охота на тюленей и малого полосатика. Обзор рыбного промысла в Баренцевом море доступен по ссылке: //www.ices.dk/sites/pub/Publication%20Reports/Advice/2019/2019/FisheriesOverview_BarentsSea_2019.pdf

Северная креветка (Pandalus borealis)

Норвежские и российские суда осуществляют добычу северной креветки по всей площади распространения ее запасов в Баренцевом море. Суда из других стран могут осуществлять траление креветки только в районе архипелага Шпицберген и Loophole — участка международных вод, окруженного исключительными экономическими зонами (ИЭЗ) Норвегии и России.

Для северной креветки не установлена величина суммарного ОДУ (общий допустимый улов), и ее промысел регулируется только посредством контроля за интенсивностью вылова, лицензирования и частичного ОДУ только в российской зоне. Минимальный разрешенный размер ячеи сети составляет 35 мм. Прилов сдерживается обязательным использованием селективных решеток, а также временным закрытием областей с высоким приловом молоди трески, пикши, черного палтуса, морского окуня и креветки (длина карапакса < 15 мм или общая длина < 6 см). С 1977 г. уловы варьировали от 19 000 до 128 000 тонн в год. С середины 1990-х гг. проходит масштабная реструктуризация флота, направленная на уменьшение количества и увеличение размера судов. С 1995 г. средняя мощность двигателя креветколовного судна в подрайонах ICES I и II повысилась с 1000 л. с. до более чем 6000 л. с. в начале 2010-х гг., а количество промысловых судов значительно сократилось. С 2000 г. общий вылов сокращался примерно с 83 000 тонн, что отражает снижение экономической рентабельности рыбного промысла. После минимума в 2013 г., когда вылов составил около 20 000 тонн, вылов вновь начал увеличиваться и достиг около 34 000 тонн в 2015 г., но в 2016 и 2017 гг. сократился до 30 000 тонн, а в 2018 г. значительно увеличился примерно до 55 000 тонн. Оценка запасов в 2018–2019 гг. показала, что вылов носил устойчивый характер и на протяжении всей истории промысла запасы оставались значительно выше ориентировочных пороговых значений на основе осторожного подхода. С учетом этого и используя подход MSY (максимальный устойчивый вылов), ICES рекомендовал установить ОДУ на 2020 г. в размере 150 000 метрических тонн (ICES 2018).

Рис. 3.9.2.1. Плотность запасов креветки по годам, полученная методом обратных взвешенных расстояний между траловыми стоянками (черные точки) в ходе экосистемной съемки Баренцева моря (BESS). Рис. 3.9.2.1. Плотность запасов креветки по годам, полученная методом обратных взвешенных расстояний между траловыми стоянками (черные точки) в ходе экосистемной съемки Баренцева моря (BESS).

Географическое распределение запасов в 2009–2019 гг. было смещено на восток по сравнению с предыдущими годами (рис. 3.9.2.1). В результате этого объемы уловов в некоторых более традиционных западных районах промысла сократились. Последние сообщения указывают на более низкую интенсивность вылова, чем можно было ожидать, учитывая в целом хорошее состояние запасов. Это может быть связано с эксплуатационными затратами на перемещение относительно небольшого флота из более традиционных районов промысла с целью поиска новых районов с коммерчески рентабельными концентрациями креветки. Промысел северной креветки в Баренцевом море и водах, прилегающих к архипелагу Шпицберген, ведется с 1950-х гг. Наибольшие уловы были отмечены в середине 1980-х гг. (более 120 000 тонн), а также в 1990–1991 и 2000 гг. (примерно 80 000 тонн). С 2005 г. общий годовой вылов северной креветки в данном районе остается на уровне 20 000–40 000 тонн (рис. 3.9.2.2). После 2018 г. общий вылов стремительно растет в основном за счет российского рыболовства.

Рис. 3.9.2.2. Улов и рекомендуемое значение ОДУ северной креветки в Баренцевом море и водах вокруг архипелага Шпицберген в 1982–2019 гг. (Захаров, 2019). Рис. 3.9.2.2. Улов и рекомендуемое значение ОДУ северной креветки в Баренцевом море и водах вокруг архипелага Шпицберген в 1982–2019 гг. (Захаров, 2019).

Траловые съемки запасов северной креветки проводятся в Баренцевом море с 1982 г. В период 2005–2019 гг. запасы были относительно стабильными.

Камчатский краб (Paralithodes camtschaticus)

Промысел камчатского краба в норвежской и российской экономических зонах (НЭЗ и РЭЗ) регулируется раздельно.

Коммерческий промысел камчатского краба в российской экономической зоне Баренцева моря ведется с 2004 г. Согласно российским нормативно-правовым актам в области рыболовства, самцов крабов с шириной карапакса, равной или превышающей 150 мм, разрешается ловить только с помощью ловушек. Интенсивная эксплуатация запасов в 2005–2006 гг. привела к сокращению промысловой части популяции камчатского краба, а также снизила эффективность промысла. Снижение промысловой нагрузки в 2011 г. способствовало росту популяции и последующей стабилизации промыслового запаса. В последующие годы также увеличивался общий вылов (рис. 3.9.2.3); в 2016 г. общий вылов камчатского краба в российской экономической зоне составил 8,3 тысячи тонн.

Рис. 3.9.2.3. Индекс промыслового запаса и общий вылов камчатского краба в российской экономической зоне Баренцева моря в 2006–2016 гг. (Баканев и Стесько, 2019). Данные 2019 г. представляют собой прогноз. Рис. 3.9.2.3. Индекс промыслового запаса и общий вылов камчатского краба в российской экономической зоне Баренцева моря в 2006–2016 гг. (Баканев и Стесько, 2019). Данные 2019 г. представляют собой прогноз.

Одна из наиболее детальных съемок с применением ловушек с целью оценки распределения промыслового запаса камчатского краба была проведена в 2013 г. Результаты этой съемки показали, что наиболее плотные популяции самцов крабов промыслового размера (более 1000 особей/км²) отмечались на Рыбачьей и Кильдинской банках, в восточной части Мурманского поднятия, а также в южной части Северной Канинской банки. В других частях данного района численность самцов промыслового размера варьировала от 100 до 500 особей/км2 (рис. 3.9.2.4). Впоследствии скопления промысловых крабов сместились на восток в западную часть Канино-Колгуевского мелководья. Наибольшее распространение ареала камчатского краба на восток было отмечено в 2015 и 2017 г. Две взрослых особи (самец и самка с икрой) были обнаружены на востоке Печорского моря рядом с островом Вайгач и у юго-западного побережья архипелага Новая Земля. Это изменение в распространении может быть вызвано как миграцией при поиске новых источников пищи, так и потеплением климата. В 2016 г. промысел камчатского краба в восточной части Баренцева моря, на Мурманском поднятии и на Канинской банке вели десять российских судов, используя прямоугольные и трапециевидные ловушки. Наибольшие уловы были получены на юго-востоке Мурманского поднятия за пределами 12-мильной прибрежной зоны. В 2018 г. индекс промыслового запаса камчатского краба составил 94 тысячи тонн (Баканев и Стесько, 2019). Норвежский промысел камчатского краба подлежит двум различным режимам управления; промысел с судовой квотой в зоне квотируемого рыболовства (QRA) и свободный промысел с запретом на выпуск крабов обратно в море в зоне свободного рыболовства (FFA) (см. Sundet & Hoel 2016 для получения подробной информации). Норвежский промысел камчатского краба ведется с 1994 г., однако коммерческий промысел начался только в 2002 г. В 2008 г. произошли существенные изменения в управлении этим промыслом с введением годовой квоты на суда в тоннах, ограничений по минимальному разрешенному размеру для промысла самцов и самок крабов (длина карапакса не менее 130 мм), а также среди прочего — ограничения числа ловушек до 30 штук. С тех пор величина общего допустимого улова (ОДУ) варьировала от 900 до 2000 тонн (таблица 3.9.2.1). Количество судов, участвующих в промысле, с того времени увеличилось и в 2018 г. приблизилось к 600 (рис. 5). Этот промысел строго контролируется, и выгрузки каждый год были идентичны или близки к годовому значению ОДУ (таблица 3.9.2.1). Промысел в зоне свободного рыболовства сильно различался в разные годы и в основном проходил в западной части Финнмарка, недалеко от западной границы зоны квотируемого рыболовства (рис. 3.9.2.4).

Таблица 3.9.2.1. Рекомендуемое значение ОДУ, фиксированное значение ОДУ и выгрузки самцов и самок камчатского краба в районе, регулируемом норвежской квотой, в период с 2009 по 2018 гг. Таблица 3.9.2.1. Рекомендуемое значение ОДУ, фиксированное значение ОДУ и выгрузки самцов и самок камчатского краба в районе, регулируемом норвежской квотой, в период с 2009 по 2018 гг.

Рис. 3.9.2.4. Выгрузки самцов камчатского краба в районе, регулируемом норвежской квотой, разделенном на различные территории, в течение 1994–2018 гг. Количество участвующих судов указано красными цифрами над столбцами по каждому году. Рис. 3.9.2.4. Выгрузки самцов камчатского краба в районе, регулируемом норвежской квотой, разделенном на различные территории, в течение 1994–2018 гг. Количество участвующих судов указано красными цифрами над столбцами по каждому году.

Рис. 3.9.2.5. Выгрузки камчатского краба в норвежской зоне свободного рыболовства к западу от 26o в. д. Количество участвующих судов указано красными цифрами над столбцами по каждому году. Рис. 3.9.2.5. Выгрузки камчатского краба в норвежской зоне свободного рыболовства к западу от 26o в. д. Количество участвующих судов указано красными цифрами над столбцами по каждому году.

Краб-стригун (Chionoecetes opilio)

Промысел краба-стригуна в Баренцевом море начался в 2012 г. Уловы быстро увеличились, и к норвежскому флоту с 2013 г. также добавились суда стран ЕС и российские рыболовные суда, участвующие в промысле, который был нерегулируемым, причем большая часть промысла происходила в международных водах, Loophole. Российские суда вели промысел краба в этом районе до 2016 г. В 2016 г. российские суда начали промысел краба-стригуна в российских водах (рис. 3.9.2.6). В 2017 г. российский промысел скраба-стригуна велся только в пределах российской ИЭЗ.

Рис. 3.9.2.6. Местоположение российского промысла краба-стригуна в Баренцевом море в зоне Loophole (международных водах) в период 2013–2016 гг. (1) и в национальных водах с 2016 г. (2) (Баканев и Павлов, 2017). Рис. 3.9.2.6. Местоположение российского промысла краба-стригуна в Баренцевом море в зоне Loophole (международных водах) в период 2013–2016 гг. (1) и в национальных водах с 2016 г. (2) (Баканев и Павлов, 2017).

При промысле краба-стригуна российские суда обычно используют конические ловушки. Статистика российского промысла краба-стригуна в Баренцевом море в период 2013–2016 гг. представлена в таблице 2.

Таблица 3.9.2.2. Статистика российского промысла краба-стригуна в Баренцевом море в период 2013–2016 гг. (Баканев и Павлов, 2019). Таблица 3.9.2.2. Статистика российского промысла краба-стригуна в Баренцевом море в период 2013–2016 гг. (Баканев и Павлов, 2019).

За период нерегулируемого промысла в зоне Loophole Баренцева моря в 2013–2016 гг. общий международный вылов краба-стригуна превысил 55 тысяч тонн. В 2015–2016 гг. среднесуточный улов снизился на 10–20 % по сравнению с 2014 г. (Баканев и Павлов, 2017). Снижение эффективности рыбного промысла (рис. 3.9.2.7) свидетельствует о значительном перелове запасов краба-стригуна в Баренцевом море. В июле 2015 г. Норвегия и Россия договорились определять краба-стригуна как малоподвижный вид. Это решение изменило статус данного краба с вида, обитающего в водной толще, на ресурс континентального шельфа (Совместная норвежско-российская комиссия по рыболовству, 2015 г.). Вследствие этого запас краба-стригуна в зоне Loophole переместился из международных вод в категорию российских и норвежских владений на континентальных шельфах. Таким образом, 85 % запаса принадлежит российскому континентальному шельфу, а остальные 15 % принадлежат норвежскому континентальному шельфу.

Рис. 3.9.2.7. Биомасса промысловых запасов краба-стригуна в Баренцевом море в период 2005–2017 гг. и прогноз на 2018 г.; вылов краба-стригуна в Баренцевом море в период 2014–2017 гг. и ожидаемый вылов в 2018 г. (Баканев и Павлов, 2019). Рис. 3.9.2.7. Биомасса промысловых запасов краба-стригуна в Баренцевом море в период 2005–2017 гг. и прогноз на 2018 г.; вылов краба-стригуна в Баренцевом море в период 2014–2017 гг. и ожидаемый вылов в 2018 г. (Баканев и Павлов, 2019).

Промысел краба-стригуна, проводимый норвежскими судами, начался в 2012 г., и было выловлено 2,5 тонны. В последующие годы наблюдался рост количества судов и объема уловов. С тех пор число судов, участвующих в промысле, увеличилось, а район рыболовства сосредоточился в центральной части Баренцевом море, включая зону Loophole и рыбоохранную зону Шпицбергена (рис. 3.9.2.8).

Рис. 3.9.2.8. Интенсивность рыбного промысла в Баренцевом море норвежскими судами в течение трех периодов: 2012–2013, 2014–2016 и 2017–2019 гг. Рис. 3.9.2.8. Интенсивность рыбного промысла в Баренцевом море норвежскими судами в течение трех периодов: 2012–2013, 2014–2016 и 2017–2019 гг.

Норвегия в 2017 г. впервые узаконила величину ОДУ, которая составляла 4000 тонн и оставалась постоянной в 2018 и 2019 гг. Даже притом, что ОДУ находился на уровне 4000 тонн, за прошлые два года выгрузки составляли приблизительно 3000 тонн (таблица 3).

Таблица 3. Рекомендуемая квота, фиксированная квота и величина выгрузки краба-стригуна с норвежских краболовецких судов в 2012–2019 гг. Таблица 3. Рекомендуемая квота, фиксированная квота и величина выгрузки краба-стригуна с норвежских краболовецких судов в 2012–2019 гг.

Выброс рыбы

Обзор рыбного промысла в Баренцевом море, включая выброс рыбы, доступен по ссылке: https://www.ices.dk/sites/pub/Publication%20Reports/Advice/2019/2019/FisheriesOverview_BarentsSea_2019.pdf

Logo ICES