Морской мусор

Photo: Ann K. Balto, Norwegian Polar Institute.

Fisheries and other harvesting 2019
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Антропогенный мусор наблюдался на каждой четвертой (пелагической) и каждой второй (донной) стоянке, причем во всех наблюдениях доминировал пластик. Количество пластика и прочего мусора относительно невелико по сравнению с другими морскими районами.

Морской мусор

Из-за плохого охвата российской зоны съемкой BESS в 2018 г. невозможно сравнить распределение мусора и некоторые параметры, например средний вес мусора в трале, между 2019 и 2018 г. Среди антропогенного мусора на поверхности моря в 2019 г. доминировал пластик (в 59 % наблюдений, рис. 3.9.8.1). Максимальный объем пластикового мусора на поверхности моря составил 0,331 м3, а средний — 0,014 м3. Древесина была зарегистрирована в 39 % наблюдений. Максимальный объем древесного мусора на поверхности моря составил 2,8 м3, а средний — 0,4 м3. Металл, бумага и резина наблюдались в единичных случаях. Рыболовный мусор наблюдался в количестве, составляющем 15,3 % от количества пластикового мусора на поверхности моря (рис. 3.9.8.2). Рыболовный мусор состоял из веревок и поплавков/буев.

Рис. 3.9.8.1. Виды антропогенного мусора (м3) на поверхности моря, замеченного во время BESS в 2019 г. Данные взяты из отчета BESS 2019 г. (Prokhorova and Grøsvik, 2020). Рис. 3.9.8.1. Виды антропогенного мусора (м3) на поверхности моря, замеченного во время BESS в 2019 г. Данные взяты из отчета BESS 2019 г. (Prokhorova and Grøsvik, 2020).

Рис. 3.9.8.2. Наблюдения пластикового мусора, связанного с рыболовством, на поверхности моря, а также иного мусора, замеченного во время BESS в 2019 г. (крестики — случаи антропогенного мусора). Рис. 3.9.8.2. Наблюдения пластикового мусора, связанного с рыболовством, на поверхности моря, а также иного мусора, замеченного во время BESS в 2019 г. (крестики — случаи антропогенного мусора).

Антропогенный мусор наблюдался на 25,8 % пелагических траловых стоянок (рис. 3.9.8.3). Количество мусора, обнаруженного как на пелагических, так и на донных стоянках, за период с момента начала этих записей (в 2010 г.) до 2018 г. увеличилось. В 2010 г. мусор содержали 6,6 % пелагических тралов, 2011 г. — 2,9 %, в 2018 г. — 24,2 % (ICES, 2019). Среди всего антропогенного мусора, обнаруженного в пелагических тралах, преобладал пластик. Частота появления пластика в пелагических тралах была примерно одинаковой во все годы. Так, пластик был зафиксирован на 96,5 % стоянок, на которых был замечен мусор в 2019 г., на 94,7 % — в период 2010–2013 гг. и на 95,6 % — в период 2014–2018 гг. (ICES, 2019). Вес пластикового мусора из пелагических тралов варьировал от 0,1 г до 23 кг при среднем весе 0,03 кг (кроме одного максимального улова в 23 кг). Другие виды мусора (дерево, текстиль, бумага и металл) наблюдались в единичных случаях. Максимальный улов мусора пелагическим тралом составил 10,5 кг на нм, в среднем 0,037 кг на нм. Мусор наблюдался в ходе обследования уловов донных тралов (на 43,8 % донных траловых стоянок) (рис. 3.9.8.3). Пластик также преобладал в мусоре из донных тралов (на 82,3 % стоянок, на которых был замечен мусор в 2019 г., по сравнению с 81 % стоянок в период 2010–2013 гг. и 88,7 % в период 2014–2018 гг.) (ICES, 2019). Вес пластикового мусора в донных тралах составлял от 0,1 г до 11,3 кг при среднем весе 0,04 г (кроме одного максимального улова в 11,3 кг). Древесина была зарегистрирована в прилове на мелководье в юго-восточной части Баренцева моря, а также в северной части обследованной территории (на 24,8 % стоянок, на которых был замечен мусор). В 2019 г. было отмечено больше древесного мусора, чем в предыдущие периоды (11,3 % в 2010–2013 гг. и 19 % в 2014–2018 гг.) (ICES, 2019). Текстиль, бумага, металл, резина и стекло наблюдались в уловах донных тралов эпизодически. Максимальный улов мусора донным тралом составил 21,0 кг на нм, в среднем 0,17 кг на нм. Значительную часть пластикового мусора как в пелагических, так и в донных тралах составлял мусор, образовавшийся в результате рыбного промысла (63,4 % и 41,1 % соответственно) (рис. 3.9.8.4).

Рис. 3.9.8.3. Виды антропогенного мусора, собранного в пелагических тралах (слева) и донных тралах (справа). Размер кругов указывает на вес в диапазоне > 0, > 150 г или > 1000 г для пелагических тралов или в диапазоне > 0, > 0,5 г или > 1000 г для донных тралов. Крестики обозначают траловые стоянки. Взято из отчета о съемке BESS 2019 г. (Prokhorova and Grøsvik 2020). Рис. 3.9.8.3. Виды антропогенного мусора, собранного в пелагических тралах (слева) и донных тралах (справа). Размер кругов указывает на вес в диапазоне > 0, > 150 г или > 1000 г для пелагических тралов или в диапазоне > 0, > 0,5 г или > 1000 г для донных тралов. Крестики обозначают траловые стоянки. Взято из отчета о съемке BESS 2019 г. (Prokhorova and Grøsvik 2020).

Рис. 3.9.8.4. Доля пластика, образовавшегося в результате рыбного промысла, в пластиковом мусоре, собранном в пелагических (слева) и донных тралах (справа) при BESS 2019 г. (крестики — траловые стоянки). Рис. 3.9.8.4. Доля пластика, образовавшегося в результате рыбного промысла, в пластиковом мусоре, собранном в пелагических (слева) и донных тралах (справа) при BESS 2019 г. (крестики — траловые стоянки).

Logo ICES