Взаимодействие между треской, мойвой и сайкой

Photo: Gunn S. Jaklin, NPI.

Interactions, drivers and pressures 2019
Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Летнее перекрывание мест обитания трески и мойвы увеличилось, особенно в северном регионе, в основном за счет увеличения размера подходящего хабитата для трески и ее возросшего запаса. Вместе с тем изменения горизонтального перекрывания слабо согласуются с изменениями потребления мойвы. Пищевое взаимодействие между треской и мойвой происходит главным образом на банках северной части Баренцева моря, где вертикальное перекрывание с мойвой гораздо важнее для объяснения изменений в потреблении мойвы, чем плотность скоплений мойвы. Экспансия трески на север, вероятно, отрицательно повлияла также на сайку, поскольку сайка стала более доступной для трески.

Взаимодействие между треской, мойвой и сайкой

Взаимодействие между треской, мойвой и сайкой — один из ключевых факторов, регулирующих состояние их запасов. Вместе с тем это взаимодействие изучено далеко не полностью. Треска питается мойвой и сайкой и может существенно влиять на численность этих видов, а доступность этих видов для трески колеблется. Кроме того, треска нулевой группы также может поедать мойву нулевой группы. Предпосылкой для пищевых взаимодействий служит географическое перекрывание, и на потребление кормовых видов рыб влияет как масштаб этого перекрывания, так и размер его площади. Недавний анализ показал, что увеличение размера популяции трески и температуры воды способствовали сдвигу на север области перекрывания в конце лета (Fall et al. 2018). Перекрывание между неполовозрелой треской и мойвой демонстрировало тенденцию к возрастанию, тогда как перекрывание между половозрелой треской и мойвой имело менее ясную тенденцию во времени (рис. 4.5.1 B). Площадь перекрывания также увеличилась, особенно для неполовозрелой трески, что отражает экспансию запаса трески в северо-восточном направлении. И все же перекрывание было относительно небольшим, что объясняли слабой совокупной реакцией трески на мойву. Можно было бы предположить, что наблюдаемое возрастающее со временем перекрывание облегчало повышенное потребление мойвы на единицу запаса трески в последние годы. Однако при сравнении количества мойвы, потребляемой треской в летне-осенний период, с перекрыванием очевидная зависимость отсутствует (рис. 4.5.1 A-B). Потребление неполовозрелыми рыбами достигало пика в период среднего перекрывания, а для половозрелой трески тенденция перекрывания почти обратна тенденции потребления. В целом корреляция между пространственным перекрыванием и потреблением летом была слабой при нескольких пространственных масштабах (распределение Вейбулла 1 по данным Johanna Fall). Перекрывание трехмерно; две популяции могут перекрываться в горизонтальном измерении, но всё же быть разделены по глубине, постоянно или в разное время суток. Ключом к лучшему пониманию пищевых процессов может стать исследование вертикального перекрывания. Одним из более важных прогностических факторов изменений питания трески в летнее время было распределение мойвы по глубине (Fall, 2019); больше мойвы отмечалось в желудках трески, когда мойва распределялась ближе ко дну. Треска потребляла больше мойвы на банке Персей и Центральной возвышенности (глубина 100–250 м), где мойва держалась ближе ко дну моря в течение всего суточного цикла, чем в более глубоких зонах (рис. 4.5.2). Важный фактор, который, вероятно, влияет на характер распределения мойвы, — придонное распределение зоопланктона на банках (Aarflot et al. 2018). Однако даже с учетом изменений распределения мойвы по глубине изменение плотности мойвы не оказывало выраженного эффекта на ее потребление треской. Это можно объяснить тем, что если мойва присутствует, то ее плотность в любом случае такова, что треска может достичь насыщения (Fall and Fiksen 2019).

Рис. 4.5.1. Отклонения от средних значений A) биомассы мойвы, биомассы трески и оценки потребления мойвы треской, B) среднего перекрывания и размера площади перекрывания, C) плотности трески на банках за период 2004–2015 гг. На панели A представлены те же данные, что и на рис. 4.2.3, разделенные по половой зрелости трески (треску в возрасте 3–6 считали неполовозрелой), с добавлением биомассы запаса трески. На панели B показаны средние значения перекрывания и размера площади перекрывания (степень перекрывания) по данным Fall et al. (2018) с использованием прогнозов, полученных для района севернее 74° с. ш. Плотность на банках на панели C рассчитывали как среднюю прогнозируемую плотность трески на глубине 100–250 м с применением моделей распределения, описанных в работе Fall et al. (2018). Рис. 4.5.1. Отклонения от средних значений A) биомассы мойвы, биомассы трески и оценки потребления мойвы треской, B) среднего перекрывания и размера площади перекрывания, C) плотности трески на банках за период 2004–2015 гг. На панели A представлены те же данные, что и на рис. 4.2.3, разделенные по половой зрелости трески (треску в возрасте 3–6 считали неполовозрелой), с добавлением биомассы запаса трески. На панели B показаны средние значения перекрывания и размера площади перекрывания (степень перекрывания) по данным Fall et al. (2018) с использованием прогнозов, полученных для района севернее 74° с. ш. Плотность на банках на панели C рассчитывали как среднюю прогнозируемую плотность трески на глубине 100–250 м с применением моделей распределения, описанных в работе Fall et al. (2018).

Учитывая очевидную важность банок для взаимодействия трески и мойвы, представляет интерес изучение тенденций средней плотности трески на этих банках с течением времени (рис. 4.5.1 C). Здесь мы видим, что пик потребления неполовозрелой треской не совпадал с повышением плотности трески на банках, а это позволяет предположить,что усиленное потребление было следствием изменений в поведении отдельных особей трески. Для половозрелой трески, с другой стороны, представляется, что потребление следует тенденции плотности на банке. В заключение, представляется, что существует лишь слабая связь между горизонтальным перекрыванием и потреблением мойвы треской в летнее время, а плотность мойвы не является важным прогностическим фактором изменений потребления мойвы треской за пределами порога очень низкой плотности. С другой стороны, поведенческие реакции на меняющиеся глубины дна у мойвы могут влиять на интенсивность питания трески мойвой. То, каким образом эти данные отражают динамику питания в другие времена года, составит предмет дальнейших исследований.

Рис. 4.5.2. Схематическая иллюстрация пространственных изменений потребления мойвы треской в зоне перекрывания в конце лета в центрально-северной части Баренцева моря. Рис. 4.5.2. Схематическая иллюстрация пространственных изменений потребления мойвы треской в зоне перекрывания в конце лета в центрально-северной части Баренцева моря.

Треска может интенсивно питаться сайкой. Когда сайка и мойва встречаются в смешанных скоплениях, что часто происходит в северных и восточных районах, сайку может оказаться легче поймать из-за ее возможной низкой скорости (подтверждено анализом траловых уловов) и распределению ближе ко дну. Вместе с тем мойва жирнее и представляет собой энергетически более ценный кормовой объект. В соответствии с расчетным потреблением различных кормовых видов треской (рис. 4.2.1–2) потребление сайки гораздо ниже, чем потребление мойвы. Возможное занижение отбора проб желудков трески в местах и во время ее наиболее интенсивного питания сайкой могло несколько сместить расчетные показатели потребления, но мойва, без сомнения, служит гораздо более важным кормом для трески, чем сайка. Биомасса сайки в Баренцевом море в настоящее время существенно меньше биомассы мойвы, поэтому потребление треской влияет на запасы этих двух видов по-разному. Кроме того, продолжительность периода перекрывания между треской и сайкой гораздо меньше (сентябрь — декабрь) по сравнению со временем перекрывания между треской и мойвой. Межвидовые взаимодействия в этой трофической системе очень сложны и требуют более подробного исследования.